18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
23:32 25.09.2018

Молодым архитекторам не хватает «Охта центров»

Здания из стекла и металла, заполонившие город, - бессилие авторов или новое слово в зодчестве? Чем вызвана критика новых проектов – их низким качеством или неготовностью аудитории? Какой должна быть архитектура в будущем? Во время круглого стола «Легко ли быть молодым архитектором?» недавним выпускникам и студентам СПбГАСУ предложили пофантазировать – какой должна быть архитектура Петербурга ХХI века.

Молодым архитекторам не хватает «Охта центров»

futurearchitects.files.wordpress.com

Здания из стекла и металла, заполонившие город, - бессилие авторов или новое слово в зодчестве? Чем вызвана критика новых проектов – их низким качеством или неготовностью аудитории? Какой должна быть архитектура в будущем? Во время круглого стола «Легко ли быть молодым архитектором?», организованного журналом «Капитель», недавним выпускникам и студентам СПбГАСУ предложили пофантазировать – какой должна быть архитектура Петербурга ХХI века. Молодые архитекторы больше слушали, чем говорили, но зато почти все признались, что с удовольствием поработали бы на проекте «Охта центра».

Встреча началась с провокационных заявлений старшего поколения. «С моей точки зрения, то, что сейчас строится в городе – это безобразие, - начал зампредседателя комитета по градостроительству и архитектуре Виктор Полищук. – Но я – человек, воспитанный на классике. Поэтому мне хотелось бы уяснить – такова современная архитектура, которую я просто не понимаю? А, может, правы те, кто говорит, все эти новые здания – уже давно устаревшие проекты? Как вы представляете город будущего?»

Объяснить, какой современная архитектура должна быть, молодежь не сумела. Правда, некоторые из присутствующих примерно представляли себе, какой она быть не должна. «Я поработала в некоторых западных мастерских, - рассказала Мария Илюк, представлявшая мастерскую Idea Lab. – Европейские архитекторы очень много думают об экологии, которой у нас сейчас не придают значения. Они стараются проектировать объект так, чтобы он наилучшим образом взаимодействовал со средой». «У нас же, - добавила она, приведя в пример новое здание банка «Санкт-Петербург» на Большеохтинском, – если строит что-то такой известный архитектор как Чобан, то каждое его здание – само по себе. И окружающая среда его ничуть не интересует. Взаимодействия - ноль».

Имя Чобана молодых людей слегка расшевелило. «Вот проекты этого автора даже видеть не надо – как начинается стройка, сразу понятно – очередной Чобан вылезет», - ехидно прокомментировал один из них, пожелавший остаться неизвестным. «Этот архитектор сейчас – самый успешный и самый продаваемый, - добавил еще один представитель Idea Lab Игорь Черновол. – Он всегда делает то, что хочет видеть заказчик. В итоге получается коммерческая архитектура, существование которой тоже оправдано. Лет через 30-50 эти постройки себя исчерпают, их можно будет снести и построить что-то новое, интересное».

«У нас сейчас каждый строит что-то свое, независимо от контекста, - добавил руководитель персональной мастерской MS-A Михаил Макаров. – В Европе поступают иначе – там сначала разрабатывают план застройки крупной территории, устанавливают для нее какие-то правила, а потом уже создают отдельные проекты». Рассказ Полищука о том, что именно такой подход и лежал в основе советского градостроительства, молодежь выслушала с плохо скрытым недоверием.

Организаторы встречи попытались вернуться к теме современной архитектуры. «Давайте возьмем самый обсуждаемый проект в городе – «Охта центр», - предложил секретарь совета по работе с молодежью Союза архитекторов СПб Феликс Буянов. – Сразу скажу – мне он не очень нравится, хотя я, в принципе, люблю высотные здания. А вот вам он нравится? И что бы вы могли предложить вместо него?» - обратился он к младшему поколению.

«Охта центр», как выяснилось, раздражает молодых архитекторов намного меньше, чем здания Чобана-Герасимова. Однозначно против этого проекта высказалась только Светлана Данилова из студии «Кремль». По мнению Даниловой, на Охте должно было бы появиться здание, уложенное вдоль берега «как змея». «Хотелось бы, чтобы это была стеклянная конструкция, причудливо изогнутая, а сам объект производил впечатление упавшего с неба», - предложила она свой вариант, но от предложения «нарисовать проект» отказалась. Михаил Макаров заметил, что на конкурс были выставлены и более интересные работы. Остальные от критики воздержались.

«Ну, хорошо, - поставил вопрос ребром профессор Академии художеств Вячеслав Ухов. – А хотели бы вы поработать над этим проектом в том виде, в каком он есть сейчас? Если бы вам предложили, вы бы согласились?». Молодое поколение ожило на глазах.

«Понимаете, все, что у нас сейчас строится – это одноразовая архитектура, типовые здания. А «Охта центр» – сложный, интересный проект, работа над ним – уникальный опыт для архитектора. Конечно, я бы согласился», - заявил Черновол.

«Этот проект – очень интересный и с точки зрения проектировщика, – добавил Антон Смирнов, назвавшийся представителем конструкторского бюро. – Он сложный, при проектировании придется решать самые нестандартные задачи, которые далеко не всем по силам». «Мне кажется, что критика «Охта центра» - обычная профессиональная зависть. У нас не было проектов таких объемов, они за пределами нашего петербургского опыта, и справиться с такой работой в городе не сможет никто – хотя бы из-за нехватки мощностей. И поэтому люди, осознающие свое бессилие, начинают завидовать и критиковать», - предположил он.

Возражений со стороны младшего поколения не последовало. Старшее же, немного помявшись, признало, что некоторые новые постройки наносят облику города куда более серьезный ущерб, чем будущий небоскреб. «Монблан» уже уничтожил набережную», - грустно констатировал Полищук. «В первом варианте, когда там должна была появиться простая высотка, было не так ужасно, - добавил Буянов. – Был бы акцент, логика бы присутствовала. А теперь насыпана бесформенная кучка не пойми чего...»

Вдохновившаяся молодежь тут же предложила ввести для архитекторов дисквалификацию – с запретом строить в историческом центре. Первым же кандидатом назвали автора здания «Стокманн» на углу Невского и Восстания Юрия Земцова. Но старшее поколение в ответ сокрушенно развело руками и объяснило, что идея, безусловно, хорошая, но абсолютно невыполнимая. Разговор плавно свернул на проторенную тропинку – обсуждение коммерциализации архитектуры и диктата неграмотного заказчика. И по этим вопросам обе стороны проявили удивительное единодушие.

Итоги круглого стола оказались печальны. В городе нет площадки, на которой молодые архитекторы могли бы представлять свои работы, больше не издаются архитектурные журналы, кончилась профессиональная критика. Замерла и сама архитектурная мысль. А «Газпрома» в качестве заказчика на всех не хватит. «То, что сейчас у нас строится, это – бесконечное тиражирование одного бездарного здания. Это абсурд, а не архитектура», - заключил профессор СПбГАСУ Валерий Нефедов. И фактически единственным интересным проектом, не рассчитанным на обслуживание сиюминутных коммерческих задач, остается небоскреб «Охта центра» - ничего равного по значению за последние 30 лет в городе не появилось.

Елена Алексеева, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...