18.08.2010 16:15
0

Прыжок в грозу закончился в больнице

Члена сборной команды России по парашютно-атлетическому многоборью Анну Дронову воскресный ураган во время тренировочного прыжка сдул, в буквальном смысле, на больничную койку. 20-летняя спортсменка обвиняет в случившемся тренера сборной, который дал указание прыгать, несмотря на очевидное ухудшение погоды. Впрочем, у наставника иная трактовка событий.

Фото Валентина Илюшина
Фото Валентина Илюшина

Члена сборной команды России по парашютно-атлетическому многоборью Анну Дронову воскресный ураган во время тренировочного прыжка сдул, в буквальном смысле, на больничную койку. 20-летняя спортсменка обвиняет в случившемся тренера сборной, который дал указание прыгать, несмотря на очевидное ухудшение погоды. Впрочем, у наставника иная трактовка событий: девушке просто не повезло, а теперь она вместе со своим молодым человеком пытается «выбить» из него деньги на лечение. Кто прав, а кто виноват, пыталась разобраться «Фонтанка»

В тот день, 15 августа, тренировки у сборной, готовившейся к чемпионату страны (он должен открыться 19 числа), начались на аэродроме «Сиворицы» в Гатчинском районе с самого утра. Стояла хорошая ясная погода. Большая часть спортсменов успела выполнить по 3-4 прыжка, когда на горизонте показалась чёрная туча. При этом на базе «Сивориц» работало сразу две спортшколы — военно-патриотический клуб «Дзержинец» и Гатчинский аэроклуб. И если в последнем полёты тут же были отменены, то спортсменам «Дзержинца», в число которых входило несколько членов сборной, её главный тренер Константин Соколов предложил совершить ещё один прыжок.

«К нам регулярно приходит метеосводка и о грозе в клубе знали. Тренер сборной подошёл к лётчику и сказал, что будем взлетать. Пилот посмотрел на него удивлённо и спросил: «Сейчас?». А ему, видимо, послышалось «ещё час». И мы, 9 человек, включая подростков 13-14 лет, которые занимаются в клубе, погрузились в самолёт. В окна там ничего не разглядеть, они мутные. Прыгали мы в один заход с 1200 метров, нас буквально выпихнули из самолёта: пилот и бывший на борту инструктор заорали во весь голос: выбегайте все», - рассказывает Анна Дронова, член сборной России.

По воспоминаниям 20-летней спортсменки, у которой за плечами 394 прыжка с парашютом, сильнейший ветер потащил всех девятерых, как зонтики одуванчиков, в сторону деревни Новые Черницы. Порывы достигали как минимум 25 м/сек, что для и без того не самого безопасного вида спорта совершенно экстремальные условия. На высоте 300 метров, когда ураган отнёс её за Киевское шоссе, у Анны сложился купол парашюта, который удалось вновь раскрыть лишь неимоверными усилиями и не без доли везения. Правда после это парашютистку развернуло спиной вперёд и повернуться обратно ей не удалось. Первый удар при приземлении пришёлся на ноги, затем купол вновь раскрылся и потащил спортсменку спиной по каменным валунам. Остановиться удалось лишь при помощи удачно попавшегося под руку куста.

«Боль была просто адская, особенно в спине. Мне сразу стало ясно, что положение серьёзно. Через несколько минут на помощь прибежала 13-летняя девушка Олеся, которая прыгала вместе со мной. Она рванулась за помощью. Потом приехали ребята из аэроклуба, положили меня на дверь, погрузили в микроавтобус и повезли в больницу в Гатчине», - отматывает плёнку назад Анна Дронова. По её словам, коллеги-спортсмены из Гатчинского аэроклуба были очень удивлены тому, что «Дзержинец» будет прыгать, и в буквальном смысле крутили пальцем у виска.

В главном отделении гатчинской больницы рентген не работал и найти действующий удалось не сразу. Аппарат показал перелом трёх позвонков и лодыжки. Специалисты сразу заявили о том, что для лечения подобных травм у них нет необходимого оборудования. После этого молодой человек Анны, Дмитрий, сам повёз её в Петербург. Сейчас она находится в больнице им. Костюшко. Девушка прикована к кровати и готовится к нескольким операциям. Врачи сообщили, что в два позвонка придётся вшивать специальные металлоконструкции, каждая из которых стоит около 200 тысяч рублей. Лодыжку же удалось вправить лишь со второй попытки, причём повторно — уже без наркоза.

Сразу после злополучного прыжка начались странные вещи, - рассказывает спортсменка. Во-первых, Константин Соколов так ни разу ей и не позвонил и не справился о здоровье. Во-вторых, по её сведениям, у ещё одной девушки оказались порваны связки, несколько человек получили ушибы. «Но тренер упорно утверждает, что никто не пострадал. Более того, родители той самой девушки Олеси почему-то спрятали её от посторонних глаз и ни с кем не хотят общаться. Вся команда от меня отказалась, никто не хочет говорить с милицией и утверждают, что ничего особенного не произошло. Влияние тренера в коллективе очень велико», - утверждает Дронова.

Но самая странная ситуация возникла со страховкой парашютистки. По её словам, при прежнем тренере вся команда регулярно проходила врачебно-лётную комиссию (ВЛК) и на каждого была оформлена соответствующая страховка. Однако при Константине Соколове эта практика почему-то прекратилась.

Впрочем, на всё произошедшее главный тренер имеет свой собственный взгляд, кардинально отличающийся от версии его подопечной. «Первое, что я хочу сказать: я не могу приказать спортсмену, имеющему сертификат категории Д, прыгать. Человек с таким опытом сам решает это для себя. И, в частности, прохождение ВЛК и получение страховки — это забота самого спортсмена, а не тренера. У Федерации парашютного спорта нет таких денег, чтобы оплачивать страхование. Она взрослая 20-летняя девушка и сама за себя отвечает. Кстати, мы вчера спрашивали и о наличии ВЛК, и полиса у всех членов сборной — у всех они были. Почему, на самом деле, не было у Дроновой — вопросы к ней. Мне она говорила, что застраховалась», - пояснил корреспонденту «Фонтанки» Константин Соколов.

По его словам, когда его подопечные садились в самолёт, никакого урагана не было, а штормовые порывы ветра пошли уже после приземления спортсменов. «Я скомандовал: «Кто готов — прыгаем». Никакое насилие здесь недопустимо. Что касается погодных условий, то о чём можно говорить, если трое спортсменов приземлились прямо на аэродроме. Были восходящие потоки с земли — это да. Большинство сместилось в сторону и нормально приземлились, причём 5 человек находились выше её, то есть сдувать, по идее, их должно было ещё сильнее. Возможно, ей где-то не повезло, возможно, она совершила ошибку, но травмировалась она одна», - подчёркивает тренер.

Он добавил, что «мутит воду», скорее всего, 39-летний молодой человек Анны — Дмитрий. «В гатчинской больнице были все условия для лечения. Я предлагал им помощь врача-нейрохирурга и двухместную палату. Но он даже не пожелал меня слушать и увёз её в другую больницу. Теперь, видимо, его задача сделать меня крайним и «стрясти» побольше денег», - уверен Соколов.

Его слова частично подтверждает другой член сборной страны — Игорь Таганов, который также прыгал вместе с Анной Дроновой. По его воспоминаниям, он также приземлился весьма жёстко, однако сильного ветра в момент посадки в самолёт и начальной фазе прыжка не было. «Туча была видна, но была достаточно далеко. Никто не ожидал, что она подберётся к нам так скоро. Когда опустился до 500 метров, начался «расколбас». Восходящими потоками меня подняло вверх до километра. Но мне было известно, что тучи «втягивают» внутрь себя и прыгать при сильном ветре мне также приходилось. В итоге травм не получил», - говорит он.

Правда, в отношении прохождения ВЛК и наличия страховки Игорь Таганов утверждает совсем не то, о чём упоминал его наставник. «Допуск к прыжкам производится именно на основе этих документов. И за это отвечает тренер», - рассказал он.

Руководство Федерации парашютного спорта, очевидно, до сих пор очень взволнованно по поводу инцидента в Гатчинском районе. Иначе довольно сложно объяснить нервную реакцию человека, подошедшего к телефону, номер которого был указан на портале организации в качестве контактного в отношении президента Федерации Сергея Серендеева. «Все вопросы к тренеру. Перестаньте задавать ваши глупые вопросы. До свидания», - прокричал в трубку человек, не пожелавший представиться, и немедленно повесил её. Посему пролить свет на то, кто всё-таки должен приобретать спортсменам страховку и почему у ФПС нет на это денег, «Фонтанке» не удалось.

Между тем, по словам генерального директора страховой компании «Макс» Валентина Смышляева, речь идёт о достаточно внушительной сумме. «Страховщики применяют для травмоопасных видов спорта повышающие коэффициенты по сравнению с другими спортсменами. Страховую сумму (т.е. предельный лимит выплаты страховой компании) выбирает сам парашютист. Так страховка на 500 т.р. будет стоить на три летних месяца 3 950 р. При этом, он будет застрахован на эту сумму не только во время прыжков, но и все 24 часа в сутки от любых событий, могущих причинить вред его здоровью», - рассказал он.

Фото: Валентин Илюшин
Фото: Валентин Илюшин
Фото: Валентин Илюшин

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор