18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
02:49 24.09.2018

Особое мнение / Андрей Константинов

все авторы
25.07.2010 12:46

Нургалиев и жара

Жара, братцы, жара… И обычное-то лето – «это маленькая жизнь», как тонко и точно заметил Митяев, а при такой жаре – и вовсе глобальное расслабление происходит, от которого один шаг до утраты бдительности. А о чем это я, и о ком это я? А я, милые дамы и господа хорошие, о нашем министре внутренних дел и о его посещении Селигера.

Жара, братцы,  жара… И обычное-то лето – «это маленькая жизнь», как тонко и точно заметил Митяев, а при такой жаре – и вовсе глобальное расслабление происходит, от которого один шаг до утраты бдительности. А о чем это я, и о ком это я? А я, милые дамы и господа хорошие, о нашем министре  внутренних дел и о его посещении Селигера.

В условиях экстремальной жары Рашид Гумарович встретился с передовой молодежью и сделал ряд любопытных заявлений. В частности, отвечая на вопросы о том, что происходит в милиции, министр заверил «селигерцев» - дескать, большинство сотрудников честно выполняют свой долг. А чтобы подкрепить этот тезис добавил, что за последний год семерым сотрудникам присвоено звание «Герой России», причем пятерым из них – посмертно. Я считаю Нургалиева умным и опытным человеком. По крайней мере – умнее и опытнее меня – иначе бы я был министром, а он бы меня наблюдал по телевизору и размышлял над моими «цитатами». У нас ведь в стране должности занимают самые достойные, а не по принципам азиатской клановости, это всем известно.

Так вот: только из-за жары министр, умный и опытный, мог так подставиться. Эти фразы Нургалиеву наверняка клевреты-помощнички подкинули, а он расслабился, бдительность утратил.

Потому что сразу же возникает много вопросов по поводу этих скупых слов.

Начнем по порядку:

1. А большинство, это все же сколько в процентном соотношении? И понять это очень важно, потому что меньшинство бывает разным. Как всем известно, миноритарии тоже бывает, «блокирующим пакетом» обладают, и запросто могут парализовать деятельность «здорового большинства».

Я, вот, когда в Ливии служил переводчиком, туда много «блатных» посылали – на заработки.  Эти «сынки-племянники» зачастую вообще язык не знали и приходилось работать за них. При этом нормальные переводчики понимали – если «блатных» будет 30 процентов, то справиться с общим объемом задач еще можно, а вот если их количество возрастет до 40 процентов – все, сливайте воду, система посыплется, произойдет коллапс.

2. Если честных милиционеров абсолютное и подавляющее большинство – то почему же они не могут быстро и чисто справиться с омерзительным меньшинством? А?! Ведь в милицейских подразделениях (как и в армейских, кстати) – там все всё друг про друга знают. Как в деревне – ничего особо не скроешь.  Виден уровень трат, благосостояние, да и человеческие или, наоборот, нечеловеческие качества не утаишь и не спрячешь. Я к тому, что «оборотню» замаскироваться так, чтобы рядом стоящие в одном строю хорошие товарищи не заметили не то, что сложно – невозможно просто. А если «хорошие милиционеры» реально не замечают действующего рядом, в одном кабинете мерзкого «крота» и паскудно коррумпированного оборотня – то, господин министр, эти ребята, может, и хорошие люди, но вот как милиционеры точно профнепригодные. Таким близоруким и туповатым нельзя доверять оружие и защиту правопорядка и конституционных прав граждан.

3. А может быть, «хорошие» молчат про «плохих» из-за ложно понимаемого чувства товарищества? Но тогда они опять же – странные какие-то правозащитники. Нет, в самом деле, почему здоровое большинство не создает атмосферу нетерпимости по отношению к нездоровому меньшинству? Почему не «выдавливает» негодяев из органов?

Все эти сказки, что уволить труднее, чем принять на службу – это все для селигерских детишек. Они, может, и поверят.

У нас вот в Питере, случай был. Поскольку в подразделении действительно трудно что-то скрыть друг от друга, один начальник отдела милиции узнал, (оперативно причем), что некий его сотрудник подрабатывает по ночам стриптизером. Узнал, стало быть, рассердился ужасно. Хотя стриптизер – это не уголовник, это не коррупционер и не взяточник. Тем не менее, вызвал начальник к себе этого красавца и весомо так предложил: «Пиши, урод, рапорт на увольнение. Тебе в нашем коллективе ловли не будет». И стриптизер написал – а куда деваться? И что интересно – позже в этом же отделе было привлечено к уголовной ответственности несколько офицеров. Так вот им начальник рапорта писать на увольнение не предлагал. Почему? Не знал про их делишки? А, может, проще все: начальник понимал, что если коллеги из других отделов узнают про стриптизера – то замучают насмешками и подколками. А узнают про взяточников и вымогателей – и ничего. И никакого позора не будет. Дело-то обычное.

4. А может быть, ситуация чуть более сложная? Может быть, дело не в странном мирном сосуществовании «хорошего большинства» с «плохим меньшинством». А не приходило ли Вам, господин министр, в голову, что отдельно взятый милиционер может быть одновременно хорошим и плохим? Скажем, в командировке на Северном Кавказе, парень чудеса храбрости проявляет, а по возвращении – уголовщиной балуется? Как «штрафники» во время Великой Отечественной…

5. Ну, и наконец, по поводу семи «Героев России». Я начал спрашивать своих знакомых журналистов – не самых, кстати, неинформированных – а о ком речь? Кто эти герои, какие они совершили подвиги? В ответ – тишина. И говорит эта тишина о многом. Казалось бы, эти люди мгновенно должны были бы стать известными всей стране, ведь «Героя» дают только за выдающиеся подвиги, которые невозможно не заметить, от которых нельзя отмахнуться. Такие подвиги сродни настоящим произведениям искусства, они обладают огромной эстетической силой… Нет. Нет в обществе резонанса. Безымянные герои какие-то. Как же так? Может в вашем ведомстве, господин министра, кто-то недорабатывает? Может, Информационно-пиаровские силы и средства куда-то не туда уходят? Грубо говоря, может быть, не тех «пиарят», кого надо?

Или с подвигами что-то не так? Не было ли таких «спорных» ситуаций», когда трагедия точно была, а вот насчет подвига мнения разные?

Вот сколько вопросов вызвали всего две фразы министра. Явно кто-то «присоветовал» их Нургалиеву. Ну не мог он сам, с таким-то опытом…

Рашид Гумарович, дорогой Вы наш! Гоните от себя таких советчиков подальше! Они Вам еще и не такого насоветуют. Не теряйте бдительность!

Жара жарой, а подставляться так нельзя!

Андрей Константинов