18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
03:16 19.09.2018

Особое мнение / Антон Мухин

все авторы
08.07.2010 11:19

Двое против одного: Петр с Февроньей на Валентина

Сегодня Петербург вместе со всей страной отмечает праздник – День семьи, любви и верности им. св. Петра и Февроньи. Cтрашно даже подумать, что еще каких-то четыре года назад этого высокодуховного и нравственного праздника у нас не было. А был только занесенный тлетворным ветром свободы с Запада День святого Валентина.

Сегодня Петербург вместе со всей страной отмечает праздник – День семьи, любви и верности им. св. Петра и Февроньи. В районах чествуют «юбиляров супружеской жизни» (так написано на официальном сайте Смольного), начальствующие лица шлют поздравления, по Первому каналу покажут праздничный концерт. И страшно даже подумать, что еще каких-то четыре года назад этого высокодуховного и нравственного праздника у нас не было. А был только занесенный тлетворным ветром свободы с Запада День святого Валентина.

Хотя святому повезло принять мученическую смерть еще до раскола церкви на Восточную и Западную, так что он почитается ими обеими, праздник 14 февраля явно буржуазный и нам чуждый. Пока духовность и национальное самосознание в России были слабы, и весь народ раболепствовал перед Европой с Америкой, День святого Валентина пустил в нашей почве глубокие корни. Но теперь нравственность выросла вслед за ценами на нефть, и на место праздника с пошлыми сердечками и дурацкими воздушными шариками пришел наш истинно русский праздник юбиляров супружеской жизни. Который придуман Госдумой в 2008 году.

Чувство бесконечной радости за рост национального самосознания омрачает только одна неприятность: День Петра и Февроньи как государственный праздник – это всего лишь ответ на День святого Валентина. Не будь 14 февраля – не учредили бы и 8 июля. То есть этот праздник вторичен. А западная культура, которой мы таким образом противостоим, соответственно, первична.

С метафизической точки зрения вторичность неприятна. Потому что в христианской цивилизации является характеристикой дьявола. Бог, как демиург, создает нечто новое из пустоты. Дьявол ничего нового создать не может – он лишь пытается исказить или уничтожить уже созданное Богом.

Но метафизика – это лирическое отступление. На практике же мы видим печальный пример того, как родное государство, вступая в борьбу за нравственность и духовность, не может придумать ничего своего и лишь огрызается на внешние раздражители. Такой «наш ответ Чемберлену» в полном смысле этой истории. Как все помнят, означенный английский министр в конце 20-х годов прошлого века сильно разозлил большевиков, и в СССР началась шумная пиар-кампания. Появилась знаменитая эскадрилья с грозным названием «Наш ответ Чемберлену», состоявшая из боевых самолетов  Р-1. Но Р-1, гордость отечественного авиапрома, на самом деле был копией английского самолета времен Первой мировой войны DH 9 – мало того, что посредственного самого по себе, так еще и морально на тот момент устаревшего.

Разница между ответом Чемберлену и Петром с Февроньей, впрочем, все-таки есть. Советский авиапром в конце концов начал делать собственные самолеты, а вот День любви и верности никогда не сможет тягаться со святым Валентином. Он  закончится, как только в Кремле уволится чиновник, который за него отвечает. А традиция дарить любимым сердечки, какой бы пошлой она ни казалась, умрет не раньше, чем прекратит свое существование само наше общество потребления.

Тут можно, конечно, сказать, что государству, прежде чем начинать воспитывать духовность, нравственность и патриотизм, нужно, по крайней мере, снять мигалки с чиновничьих машин и уволить Мутко. Но это разговоры в пользу бедных. Патриотизм можно воспитывать и без этого. Как, например, в Северной Корее. Где футболистов, проигравших на чемпионате мира, отправляют в местный ГУЛАГ. Что совершенно справедливо: вся страна на тебя надеялась, а ты ее подвел – так что получай по заслугам. Так что воспитать патриотизм и нравственность – это не вопрос. Вопрос, нужно ли это делать.

Антон Мухин