Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

23:02 15.09.2019

Книги

29.01.2010 20:05

Вдохновленный бешенством

Кристофера Бакли, автора романа «Верховные судороги», должен очень любить Михаил Задорнов. Не тот, что возглавляет один из крупнейших розничных банков РФ, а того, кто избрал своей профессией воспроизведение мантры «Ну, американцы, ну тупые!» Бакли вот уже в восьмом, что ли, своем романе делает примерно то же самое, правда, с куда большим интонационным разнообразием и артистизмом вообще.

Вдохновленный бешенством

Кристофера Бакли, автора романа «Верховные судороги», должен очень любить Михаил Задорнов. Не тот, что возглавляет один из крупнейших розничных банков РФ, а тот, кто избрал своей профессией воспроизведение мантры «Ну, американцы, ну тупые!» Бакли вот уже в восьмом, что ли, своем романе делает примерно то же самое, правда, с куда большим интонационным разнообразием и артистизмом вообще.

«Слухи о том, что у члена Верховного суда Дж. Мортимера Бриннина не все дома, ходили вот уже несколько месяцев, однако мнение, что для него настала пора подать в отставку, стало всеобщим, лишь когда он появился на прениях с ушами, обернутыми алюминиевой фольгой». Сенатор Декстер Митчелл спит и видит как бы погрузить свой зад в освободившееся кресло судьи и даже набивается с соответствующей просьбой на прием к президенту США Дональду П. Вандердампу, чьи имя и фамилия, как видим, напоминают нам про мультяшного персонажа и марку нижнего белья. Тот вежливо посылает инициативника - дескать, вас здесь не надо. Уязвленный Митчелл, в свою очередь, с особым цинизмом зарубает в Сенате две кандидатуры, предложенные президентом. Вандердамп берет тоном выше – и выдвигает в ВС роскошную бабец Пеппер Картрайт - судью телевизионную, ведущую юридическое шоу с сумасшедшим рейтингом. Надо ли говорить, что эта самая горячая штучка (рepper – англ. «перец») запросто уделывает Митчелла на собеседованиях в Сенате и добавляет к своему гардеробу мантию верховного судьи. Взбешенный сенатор неожиданно – в том числе и для самого себя – начинает играть в ТВ сериале роль президента США и в считанные месяцы добивается рейтинга, позволяющего ему выдвинуть свою кандидатуру на ближайших выборах главы страны. Вандердамп, которому весь этот Белый дом уже вот где, может, и не баллотировался бы на второй срок, а лучше бы отправился куда-нибудь в свой личный штат Огайо тетешкаться с внуками, – не может не принять вызов: надо же проучить наглеца… Как всегда у Бакли, это самое технично исполненное qui pro quo, подкрепленное детективной интригой и любовной линией, продолжается до самого финала романа, обеспечивая должную фабульную динамику.



«То, что я пишу, – говорил Бакли несколько лет назад в интервью «Коммерсанту», – должно быть смешным. Потому что я не считаю себя «серьезным писателем». К экрану моего компьютера прилеплена маленькая бумажка, на которой написано «KIF» – это моя мантра. Эти буквы означают «keep it funny» – это должно быть смешным. И каждый раз, когда я начинаю воображать себя Толстым или Достоевским, вид этой бумажки спускает меня с небес на землю». Как и Задорнов, Бакли верен своей мантре. Конечно, до первых – и лучших – его вещей, романов «Здесь курят», «Зеленые человечки» и «Господь мой брокер», «Судороги» едва ли дотягивают, но и здесь есть фрагменты гомерически смешные, например, когда телевизионному президенту, имеющему обыкновение, чуть что, посылать в горячие точки авианосцы, телевизионная же первая леди, горячо шепчет: «Возьми меня, Митчелл. Возьми. Направь в меня твой «Нимиц».
 
Но подобные хохмы для Бакли здесь – это так, гарнир. «Мое правило – писать о существующих проблемах, – признавался писатель. – О том, что происходит здесь и теперь. К сожалению, большинство американских писателей пишут про то, как где-нибудь в пригороде жена изменяет мужу. А я – я пишу только о тех вещах, которые меня бесят».

Он действительно, судя по всему, не на шутку раздражен тем, что происходит на Капитолийском холме и в его окрестностях. См. хотя бы названия романов Бакли последних нескольких лет: «С первой леди так не поступают», «Суматоха в Белом доме» и др. И, вы знаете, чувствуется некоторая усталость от материала. Герои «Судорог», как один, ведут себя по принципу «назло мужу сяду в лужу», и это здесь чуть ли не единственный движитель сюжета. Что разочаровывает куда больше, нежели назойливый product placement поисковой системы Google, которой даже президент США умеет пользоваться.

Кристофер Бакли может сколько угодно рассуждать, что он никакой не Толстоевский, но уже не в силах удержаться, чтобы не вложить в уста своих героев такие вот сентенции: «Мы уже не можем отличить реальность от подделки. Всё перемешалось, всё. Мир сократился до размеров телевизора с широким экраном». Или, спустя несколько десятков страниц: «Реальный мир возникает для тебя, как и для многих из тех, кто появляется на пятидесятидвухдюймовом плазменном экране, лишь по понедельникам, в восемь вечера». Вот вы верите, что это говорят идиоты-персонажи, а не автор? Вворачивают словечко «пятидесятидвухдюймовый» в непринужденный диалог?

Нет, есть, здесь, конечно, и более зажигательные фрагменты. Уморительно написано и про избирательную систему США, позволяющую стать президентом тому, кто получил на выборах меньше голосов, нежели соперник, и про идиотскую привычку американцев судиться по всякому поводу, и маразматическая политкорректность здесь расстреляна из всех орудий с убойной позиции.

В общем, роман «Верховные судороги» в превосходном, как всегда, переводе Сергея Ильина – отличная кормуха и источник вдохновения для Михаила Задорнова. Другое дело, что вряд ли увидишь, как на пятидесятидвухдюймовом плазменном экране Задорнов произносит, например, такое: «Вы не помните, чем русские прикончили своего бывшего кагэбэшника? Радиоактивным ядом? А у нас его, случаем, нет?»

Сергей Князев
Фонтанка.ру

Кристофер Тэйлор Бакли. Верховные судороги. М.: Иностранка, 2010

О других новостях в области литературы читайте в разделе «Книги»

Реклама

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор