Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

15:53 17.06.2019

Особое мнение / Сергей Шелин

все авторы
22.01.2010 11:49

Приятные хлопоты

И у нас, и в мире, 10-й год приговорен стать временем по-своему приятным. Кризис окончен, и пора нащупывать путь вверх. А мы с вами от этих поисков освобождены. У нас и так уже клокочет бум, как выяснил А.Н. Илларионов. А вот мне почему-то кажется, что наше послекризисное житье-бытье будет похоже на родную петербургскую борьбу с последствиями снегопада.

И у нас, и в мире, 10-й год приговорен стать временем по-своему приятным. Кризис окончен, и пора нащупывать путь вверх. А мы с вами от этих поисков освобождены. У нас и так уже клокочет бум, как выяснил А.Н. Илларионов. А вот мне почему-то кажется, что наше послекризисное житье-бытье будет похоже на родную петербургскую борьбу с последствиями снегопада.

Не скрою от вас, комок подкатывал к горлу, когда слушал в Законодательном Собрании речь вице-губернатора Алексея Сергеева, нашего спасителя от снега. И это был приятный комок. Все оказалось не таким, как казалось.

Полное бездействие властей в последнюю неделю декабря и почти полное в первую неделю января были просто обманом зрения. Начальство ни на миг не смыкало глаз. Оно заседало каждодневно, и эти заседания были одно удачнее другого. Ситуация с самого начала была нормальной, а с тех пор стала еще нормальнее. За какой-то месяц мастерски организованной работы снег в городе отчасти уже убран, отчасти убирается, а то, что не уберут, само растает летом.

Чувствую: точно так же широкие массы высшего начальства смотрят сейчас и на бывший кризис. Все тогда делалось правильно, а теперь и делать ничего не надо, потому как само рассосалось. Перетерпели трудные деньки, переждали, и можно, наконец, с удовлетворением от хорошо проделанной работы вернуться к привычным удовольствиям.

Приметы золотых лет возвращаются одна за другой. Нефтяная цена держится выше, чем в жирном 2007-м. Вместе с ней вернулась и еще одна примета того же времени – инфляция, притормозившая было в начале осени. С конца октября она снова набирает ход, и за первые 18 дней января ценовой индекс вырос уже на 1,2% - не меньше, чем в лучшие времена.

И опять же, как в лучшие времена, попытки граждан использовать личные накопления в качестве средства наживы пресекаются опомнившимися властями. Кризисный 2009-й был, как ни смешно, единственным годом в новейшей нашей истории, когда банковские вклады принесли гражданам доход: возросшие процентные ставки оказались выше притихшей инфляции. И вот недоразумение исправлено: цены опять идут в рост, а Сбербанк неделю назад резко снижает ставки по вкладам. Так что снова в силе золотое правило нулевых лет: рядовой человек не должен использовать свои деньги как средство наживы. Не его ума это дело.

Что же до людей нерядовых, то они могут опять сосредоточиться на излюбленном своем времяпрепровождении – модернизации.

Модернизация она ведь чем удобна? Тем, что способна принимать любые формы, вплоть до самых экзотических. До кризиса, скажем, удваивали ВВП. Немного не успели, обломилось, но ничего страшного. Вместо этого начали на днях вдвое уменьшать питье народом спиртного. Думаете, тоже обломится? И я так думаю. Но тут ведь главное не результат, а принцип: все плохое вдвое уменьшать, все хорошее во столько же раз увеличивать.

А если сразу не выходит вдвое, так можно увеличить на сколько получится. Например, после некоторого перерыва возобновился процесс увеличения числа начальственных должностей. Скажем, количества заместителей у министров. Шесть лет назад начинали с одного-двух, а на днях Кудрину открыли вакансию нового, уже восьмого по счету зама.

Но это, конечно, пустяк на фоне расширения штатного расписания вице-премьеров и перечня федеральных округов. Оно сделано одним искусным ударом - путем назначения Александра Хлопонина одновременно и зампредом правительства, и начальником созданного под него Северо-Кавказского округа.

Сплетников, которые уверяют, будто вся комбинация проведена только ради того, чтобы Хлопонин для кого-то там освободил не имеющее цены место красноярского губернатора, мы с вами, конечно, заклеймим презрением.

Нет, все дело в том, что изысканный интеллектуал, ценитель поэзии «серебряного века», просто идеально подходит для социальной и экономической модернизации северокавказских автономий, погрязших в отсталости и смуте. Так и вижу картинку: Хлопонин читает Кадырову стихи Мандельштама. А Кадыров, между прочим, сдерживает смех и внимает с вполне терпеливым видом. Главное ведь, чтобы дань из Москвы поступала бесперебойно.

Даже в тощем девятом году готовность платить эту дань оставалась неколебимой. И северокавказские автономии ходили среди остальных регионов в передовиках по хозяйственной части, ведь их экономика не падала, поскольку никакой другой экономики, кроме оплачиваемой из центра, там нет. И уж тем более, деньги льются туда сейчас, ведь нефтедолларов в федеральной казне снова немеряно. Так что и на кавказском участке система отношений, установленная в жирные годы, не только не пошатнулась, а, напротив, окрепла.

Короче, куда ни посмотри, всюду пробиваются ростки старой доброй докризисной жизни. Для полного счастья не хватает одного – тогдашних дивных темпов экономического роста. Впрочем, и темпы нашлись. И даже давно уже были. Надо было просто присмотреться.

«Я должен сказать: экономический бум у нас начался весной или в начале лета прошлого года». Так сказал Андрей Илларионов, а либеральному экономисту-оппозиционеру веры, конечно, гораздо больше, чем какому-нибудь придворному лизоблюду.

Правда, другие либеральные экономисты, и особенно Владимир Милов и Евгений Гонтмахер, затеяли с коллегой спор. Этот самый «раскол в либералах», занимательный вовсе не тонкостями аргументации, а исключительно своим запалом и теми аттестациями, которыми высокоуважаемые оппоненты друг друга осыпают, лично меня наполняет гордостью. Он убеждает всякого непредубежденного человека, что нашему брату-либералу под горячую руку лучше не попадаться: прихлопнет как муху.

Если же коснуться существа предмета, то есть вопроса, бум у нас или не бум, то этот предмет элементарен как начищенный сапог.

Методика Андрея Илларионова понятна любому грамотному красноармейцу и даже любому номенклатурщику. Никаких подтасовок. Только манипуляции. Выбираются какие-нибудь яркие экономические показатели (скажем, цифры падения или подъема промышленности) за короткий отрезок времени и пересчитываются на год вперед. К полученному таким способом результату добавляется какой-нибудь выразительный эпитет.

Пример. Больше года назад, в ноябре позапрошлого 2008-го, российская промышленность упала за месяц на 6,7%. Узнав об этом, Андрей Илларионов произвел, по его выражению, «перерасчет на годовые темпы», то есть заложил в расчет, будто промышленность станет снижаться с такой скоростью 12 месяцев подряд, получил суммарное падение на 57% и заявил тогда об этих цифрах: «Если их можно охарактеризовать одним словом, то этим словом будет «катастрофа».

Скажу, что даже и в кругах, весьма критически относящихся к политике партии и правительства, эти расчеты вызвали в те времена чувство неловкости и цитировались всерьез только самыми простодушными.

Потому что в реальной жизни, даже при самых острых кризисных ситуациях, экономика не падает с такой скоростью так долго. Не падала и у нас. И уже весной 2009-го сыгравшая резко вниз промышленность начала мало-помалу лезть вверх. И лезла примерно до осени, когда опять притормозила. А через несколько месяцев после этого Андрей Илларионов взял понравившийся ему отрезок 2009-го года, опять произвел «перерасчет на годовые темпы», вычислил для этого мысленного года, которого на самом-то деле и не было, промышленный рост в 19% и назвал его: «бум».

А в действительности ни «катастрофы» раньше не было, ни «бума» сейчас нет. А был и есть кризис – сначала с резкой нисходящей кривой, а теперь с неуверенной и колеблющейся восходящей. Сейчас мы гораздо ниже предкризисного уровня, наверняка не достигнем его в 10-м году и очень вряд ли – в 11-м.

Впрочем, технология изготовления долгосрочных прогнозов из сиюминутных фактов – вещь невредная. Удобна, скажем, для быстрого изготовления агиток. Хотите, докажу, что в этом году инфляция будет втрое выше, чем в прошлом? Да легко.

Берем уже упомянутые цифры Росстата про то, что в первые 18 дней января индекс потребительских цен увеличивался ежедневно на 0,065%. В году 365 дней. Делаем немудреное вычисление по формуле сложных процентов и получаем в илларионовском «перерасчете на годовые темпы» инфляцию почти в 27%. А в прошлом году была всего 8,8%. Страшно? Да. Но очень маловероятно. Инфляция начала января всегда выше среднегодовой, экстраполяция поэтому необоснованна, и хотя личные мои инфляционные ожидания довольно высоки, но до такой фантастики уж никак не доходят.

Однако хватит лирики. Вывод из сказанного прост. Докризисные времена, ренессансу которых так радуется начальство, возвращаются без того, что было их стержнем – без стремительного роста экономики, зарплат и занятости.

И даже это еще не главное. Во внешнем мире если не все, то хоть большинство из тех, кто там принимают решения, осознают сейчас то, что отказывается понять наша номенклатура: возврата к докризисному прошлому не будет, жить придется по-новому, отсиживаться и ждать, что все рассосется – худшая из возможных стратегий.

В восьмом и девятом годах наша экономика упала глубже прочих, потому что опиралась не на свои возможности, а на внешние расклады - на доходы от нефти, которая из-за кризиса подешевела, и на иностранные кредиты, которые из-за кризиса подорожали. Теперь наша номенклатура готовится наступить на те же грабли: вернулась к беззаботной жизни и не понимает, что послекризисные расклады во внешнем мире в любом случае здорово на нас отзовутся.

Если на Западе всерьез будут реализованы так называемые «стратегии выхода» из их антикризисных программ, то снова резко подешевеет нефть, с которой мы кормимся. А если эти «стратегии» реализованы не будут, то резко подешевеют главные мировые валюты, на накоплении которых построена вся наша финансовая политика.

Отказ учиться на уроках кризиса - это, пожалуй, не «катастрофа», но уж точно залог того, что вместо «бума» эти уроки скоро придется проходить во второй раз.

Сергей Шелин