---
Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

15:45 14.10.2019

Кино

19.01.2010 04:30

«Амелия»: Шта, авиаторша?

Смешно, в общем, ожидать от голливудского байопика оригинальности. Биографический киножанр давно устоялся и выработал внутренние законы: большие бюджеты, известные актеры, культовые персонажи. Однако даже в консервативном жанре совершенно не обязательно превращать историю жизни знаменитости в манную кашу с сиропом.

«Амелия»: Шта, авиаторша?

Смешно, в общем, ожидать от голливудского байопика оригинальности. Биографический киножанр давно устоялся и выработал внутренние законы: большие бюджеты, известные актеры, культовые персонажи. Однако даже в консервативном жанре совершенно не обязательно превращать историю жизни знаменитости в манную кашу с сиропом.



Но режиссер Мира Наир этого, кажется, не понимает. Биографию Амелии Эрхарт – первой женщины-пилота, совершившей перелет через Атлантику, а затем погибшей во время кругосветного авиарейса в неполные сорок лет, она рассказала так, будто героиня была не знаменитой летчицей, а девочкой Элли из Изумрудного города. Фильм «Амелия» («Amelia») распадается на дробные новеллы – умилительные и сусальные биографические вехи. Как и полагается в байопике, из бурной и насыщенной событиями истории Амелии режиссер выбирает только стержневые и хрестоматийные, о которых пишут в иллюстрированных жизнеописаниях, – первый собственный самолетик, встреча с книгоиздателем, а потом и мужем Джорджем Патнемом (Ричард Гир). Первый перелет через Атлантику в качестве пассажира: некая миллионерша-феминистка финансирует полет, в котором примет участие женщина. Он приводит к всеамериканской известности (удивляться нечему – к концу 20-х в американское небо поднималось менее двух процентов представительниц слабого пола). Далее следуют лекции перед поклонниками, авиационные рейсы, немножко борьбы за права женщин вообще и женщин-пилотов в частности (ругань с судьями во время авиагонок). Потом одиночный перелет через Атлантику – сев в ирландской глуши, Амелия спрашивает у изумленного пастуха, где находится. После – всеамериканская слава и ночные полеты над Вашингтоном в компании Элеоноры Рузвельт. К этому прибавляются нежнейшие отношения с мужем, который поначалу учит девушку жизни, а потом рыщет в поисках денег на ее летательные безумства.



Конечно, в биографии реальной Эрхарт событий было гораздо больше – она прожила мало, но насыщенно. Но ведь всего в кино не покажешь. Видимо, именно поэтому за кадром «Амелии» остались: бедность по вине отца-пьяницы, фраза «Меня перевезли, как мешок картошки», сказанная по прибытию в Европу, бешеная конкуренция с другими женщинами-пилотами, аварии и многочисленные обвинения в неоправданном риске. И главное – легенды вокруг гибели в небе над Тихим океаном 2 июля 1937 года. Согласно самой распространенной из них, пилотесса и ее штурман только делали вид, что совершают кругосветный перелет, а на самом деле вели разведку японских военных баз. И погибли в японском плену. Для американцев авиаторша Эрхарт стала чем-то вроде Юрия Гагарина: они не просто героизировали ее образ, а создали нечто вроде культа – музей, несколько фильмов, бессчетное количество книг. Теперь памятник собираются поставить.



Но британской индианке Наир миф об Эрхарт показался не очень увлекательным. Равнодушие Наир не могут закамуфлировать ни обаятельная улыбка актрисы Хилари Суонк, исполняющей заглавную роль, ни довольно дежурные разговоры про свободу, которую дают полеты, ни неизбежный отсыл к истории Золушки – ляпнув на великосветском приеме нечто вульгарное, Эрхарт оправдывается тем, что родом из простых, из Канзаса. Американская сила воли и самоубийственная энергия Эрхарт оставляют Наир любезно равнодушной. Что постановщице действительно интересно, так это воссозданная в фильме с музейной подробностью визуальная эстетика 1930-х. В кадре можно увидеть всё, чем привлекает нас это время. Даже более ожидаемого: еще и портрет Анны Ахматовой в исполнении Натана Альтмана. Он маячит в спальне Эрхарт во время лирической сцены между ней и мужем. Возможно, чтобы оттенить сухопарую фигуру Хилари Суонк. А возможно, как намек на знаменитое ахматовское «Я научила женщин говорить. Но, боже, как их замолчать заставить». Слава богу, американские продюсеры таких намеков не понимают.




От провала фильм спасает не Ахматова, а трагический финал истории. Последние двадцать минут уже не рассматриваешь в томлении скуки очередную рубашечку Суонк, а напряженно следишь, как ее героиня почти вслепую блуждает над океаном в поисках маленького острова для посадки и не может его найти. Хотя двадцать минут саспенса из ста пятнадцати – это мало даже для картины о менее рискованных эскападах. Нам-то в принципе всё равно: Эрхарт все же не Гагарин. А вот американцы могут обидеться.


Последняя кинохроникальная запись Амелии Эрхарт


Смотреть в новом окне



Елена Некрасова,
«Фонтанка.ру»

О других новинках кинопроката читайте в рубрике «Кино»
 

---

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

---