Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

23:34 22.09.2019

Путеводитель по "оккупации"

Туристы, посещающие столицы прибалтийских стран, обычно идут по проторенному маршруту: осматривают основные достопримечательности, петляют по узким улочкам «старых городов». Для особенно пытливых в Таллине, Вильнюсе и Риге открыты музеи оккупаций. Они не могут похвалиться большим количеством посетителей, но и отсутствия интереса к себе не испытывают. И тому есть объективные причины.

Путеводитель по "оккупации"

«Утрата памяти и провалы в памяти несут народу опасность. Сохранение исторической памяти необходимо для утверждения национального и государственного идентета. Каким бы ни было прошлое, отмечено ли оно радостными или скорбными событиями, лежит на нем печать славы или стыда, оно должно сохраняться в памяти. Ни в коем случае нельзя отрицать его существование». Эти слова открывают экспозицию Национального музея оккупаций в Таллине. Побывал на постоянно действующей выставке и сравнил ее с музеем КГБ в Вильнюсе корреспондент «Фонтанки».

После посещения этих двух музеев, чьи экспозиции охватывают период истории Прибалтики с 1939 по 1991 год, мучительно хочется вернуться в детство, когда мир делился на плохих немцев-фашистов и хороших наших солдат, на палачей «белых» и отважных «красных», где представители всех пятнадцати республик дружно держались за руки, и только отдельные фашиствующие молодчики кричали о ненависти к русским. Не получается.

«Мы все сохранили, как было»

Экспозицию музея КГБ, или музея истории оккупации Литвы, начали собирать еще в 1992 году. Большинство экспонатов передано в дар литовцами, пережившими это время. Рукописные учебники литовского языка, самодельные рождественские открытки, вышитые салфеточки и платочки — память о попытках и в ссылке сохранить привычный уклад жизни и сберечь язык. Чудом сохранившаяся одежда бывших бойцов из отрядов «лесных братьев», вырезанные из дерева расчески и иголки для починки одежды, гимн литовского сопротивления «Пой, страна», написанный на куске древесной коры.

Реклама

На русском языке — обращение заключенных Воркутлага и их объяснение того, почему было поднято восстание, вошедшее в легенды. Обращения ссыльных литовцев с просьбой разрешить вернуться на Родину по окончании срока ссылки и резолюции «Отказать», датированные 1957 и 1958 годами. Недолгий перерыв на шестидесятые годы и, начиная с семидесятых, - всплеск диссидентского движения. Демонстративный самоподжог студента Каунасского университета в знак протеста против оккупации Литвы (про облитую кислотой эрмитажную «Данаю» история умалчивает), зарождение «Саюдиса». Шокирующие фотографии штурма Вильнюсского телецентра и хэппи-энд - «живая цепь», выстроившаяся через всю Прибалтику, от Таллина до Вильнюса.

Напротив этих залов — другие, отражающие победы Советского Союза, награды, которые вручали сотрудникам вначале НКВД, позднее КГБ. Сохранены рабочие кабинеты чекистов, демонстрируется работа «прослушки». В подвале — оставлены в неприкосновенности тюремные камеры и карцеры (музей размещается в бывшем здании Главного управления КГБ Литвы).

«Мы все оставили, как было, - рассказывают сотрудники музея. - К нам часто приходят те, кто провел в этих камерах какое-то время. Есть женщина, сейчас ей 82 года, она пробыла в тюрьме 8 месяцев, прошла все виды пыток. Так она смеется — я как домой сюда прихожу».

Фактически музей создан в память литовского сопротивления. Надо заметить, что ни  русских, ни немцев никто ни в чем не упрекает — все обвинения звучат только в адрес правительств Советского Союза и Германии. Но разницы между режимами двух этих стран в Литве искренне не видят. И на вопрос, чем  режим, при котором было уничтожено полтора миллиона литовских евреев только за то, что они евреи, хуже того, при котором было выселено в Якутию полтора миллиона литовцев только за то, что они хотели считать себя литовцами (и речь не идет о тех, кто сражался в рядах «лесных братьев»), ответить довольно трудно.

«Это была лживая власть, они не сказали ни слова правды!»

Музей оккупаций в Таллине отличается от вильнюсского принципиально. Эстония была независимой почти двадцать лет. Она была признана на международном уровне и входила в состав Лиги наций. В стране была создана судебная система, регулярная армия, финансовые институты. Начинала развиваться промышленность. Поэтому и присоединение Эстонии к Советскому Союзу проходило по иному сценарию.

Экспозиция музея — попытка воссоздать картину уничтожения не народа, а государства. История страны представлена семью тематическими фильмами, в которых воспоминания очевидцев смонтированы  с советской и германской хрониками. Собственно о сопротивлении говорится мало - больше о причинах, которые побуждали выступать против советской власти. «Ужасы первого «красного года» оказались настолько сильны, что когда пришли немцы, мы восприняли их как освободителей», - рассказывают очевидцы, объясняя причины, побудившие эстонцев массово вступать в войска СС и сражаться против советских войск. Знака равенства между двумя режимами здесь не ставят.

Реклама


Эстонии относительно повезло — нацию не уничтожали. До рубежа шестидесятых-семидесятых эстонский язык считался основным, только с 1972 года его начали изучать в школах как второй — в дополнение к русскому. Впрочем, к тому времени состав населения страны изменился — почти миллион эстонцев были расстреляны или высланы за пределы республики, взамен завозили русских - как рабочую силу на создающихся промышленных предприятиях. По самым оптимистичным подсчетам, к семидесятым годам доля эстонского населения составляла около 55% от числа жителей республики.

Впрочем, основные претензии к советской власти носили экономический и экологический характер. Период интенсивного сопротивления, получивший название «фосфоритных войн», приходится на семидесятые-восьмидесятые годы. Поводом послужило намерение советского правительства начать разработку крупного месторождения фосфоритов около Кохтла-Ярве. Известное «письмо 40» - обращение, направленное в ООН и подписанное сорока эстонскими учеными, призывает мировое сообщество обратить внимание на варварское разграбление Эстонии, уничтожение ее национальных богатств и превращение страны, когда-то входившей в Лигу наций, в «аграрный придаток к бездарному советскому хозяйству».

«Вторая фосфоритная война» началась в 1986 году и совпала по времени с активными действиями литовского «Саюдиса». Борьба продлилась до 89-го года, а дальнейшие события известны всем. Европа обратила внимание на бедственное положение Прибалтики, выразила свой протест. Первой независимость Эстонии признала Исландия. За ней — остальные страны. Впрочем, это история уже о другом — о распаде сильнейшей мировой державы, и из России она видится совсем иначе.

«Наши сюда не ходят, только приезжие, - рассказали сотрудники музея. - Людям, которые помнят это время, находиться здесь слишком тяжело. Это было очень страшное время, и мы хотим его забыть».

По ту сторону нации

Существует и другая точка зрения. «Они говорят «оккупанты»! - возмущалась жительница Вильнюса. - А я так скажу — я полька, но я — за русских. Мне 62 года. И я видела все стадии. «Оккупанты» нас всех выучили, дома нам построили, квартиры и работу дали. А сейчас русских отсюда выжимают всеми способами. Все, кто мог, уже уехали на Запад — здесь ждать нечего».

«У нас встали все предприятия, не работает ни один завод. У нас же ничего нет, никакого сырья, - развел руками житель Нарвы. - Только сланцы, да и то месторождение скоро истощится, и остановится наша единственная ГРЭС. Мы всегда жили за счет России. Я не знаю, что будет дальше». Впрочем, переживают из-за экономической ситуации только русские. Ни эстонцы, ни литовцы о своем выборе не жалеют.

Существует музей оккупаций и в Риге — столице Латвии. По мнению корреспондента «Фонтанки», побывавшего и в нем, только здесь удалось сохранить относительное равновесие. По крайней мере, рассказывая о периодах советской и фашистской оккупаций.

Кристина Горбань,
Фонтанка.ру

Музеи оккупации

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор