Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

18:52 22.11.2019

Город

23.10.2009 19:40

Канадская Мариинка разочаровала архитекторов

Джеку Даймонду, главе архитектурной мастерской Diamond & Schmidt Architect, пришлось выслушать немало неприятных слов от петербургских коллег. Впрочем, негативную реакцию Градсовета на канадский вариант второй сцены Мариинского театра можно было предугадать. «Разочарование», «это не архитектура», «нас бы с таким проектом и на порог не пустили», «такое рисует каждый второй студент Академии художеств», - говорили петербургские зодчие.

Канадская Мариинка разочаровала архитекторов

Валентин Илюшин

Джеку Даймонду, главе архитектурной мастерской Diamond & Schmidt Architect, пришлось выслушать немало неприятных слов от петербургских коллег. Впрочем, негативную реакцию Градсовета на канадский вариант второй сцены Мариинского театра можно было предугадать. «Разочарование», «это не архитектура», «нас бы с таким проектом и на порог не пустили», «такое рисует каждый второй студент Академии художеств», - говорили петербургские зодчие.

Покритиковал приезжих специалистов даже бывший главный архитектор Петербурга Александр Викторов. Однако занявшему его пост Юрию Митюреву удалось добиться от коллег, что внутренняя структура и конструктивное решение второй сцены их всё-таки устраивает. Поэтому функциональную часть Мариинки-2 согласовали. А вот над фасадами Даймонду и компании предложено работать дальше.

Джек Даймонд начал своё выступление с объяснений в любви к Петербургу и признаний, что чувствует ответственность, рассказывая о своем проекте под взорами Растрелли и Росси (портреты этих зодчих висят в конференц-зале КГА). «Поэтому своим проектом мы попытались максимально вписаться в контекст», - заявил он. Рассказав о многочисленных премиях и о богатом опыте своей компании, на суд петербургских коллег Даймонд предложил 4 варианта решения фасада: с глухой стеной, со сплошной стеной и маленькими оконными проемами, с большими окнами и с полностью стеклянными стенами. Предложена была также идея с зеленым садом на крыше театра.

Впрочем, от полностью стеклянной стены (как и от глухой) разработчики склонны отказаться сами. «Известно, что полностью обнаженная натура не так привлекательна, как слегка приоткрытая», - поделился канадский архитектор своими эротическими воззрениями, несколько смутив переводчицу. Одним из плюсов своего проекта канадец назвал то, что в нем, «как в хорошем торговом центре», продуманы все потоки движения людей. При этом есть интересная архитектура, которая, как надеется Джек Даймонд, будет актуальна и через 200 лет.


Что касается продуманности функциональной части, то в большинстве своем петербургские архитекторы с ним согласились — с двумя оговорками. Во-первых, вход в здание. Канадец, у которого, впрочем, был не слишком большой маневр (коробка-то проекта осталась от Доминика Перро), решил сделать его не с Театральной площади, а с угла улицы Декабристов и набережной Крюкова канала. «Такой вариант подошел бы для камерного театра на 100-300 человек. Для 600 уже сложно будет организовать подход. А для Мариинского театра вовсе нереально», - заметил Никита Явейн. Второе сомнение в функциональной составляющей - это парковки. В грандиозной подземной части Мариинки-2, которая, по словам Джека Даймонда, должна обеспечивать производство сразу в двух театрах, запланирована парковка только на 100 машин сотрудников театра и гостей. Куда девать остальные?

Рецензировавший проект Юрий Земцов дипломатично заметил, что здание у Даймонда превратилось в небольшой квартал, и оценивать его надо именно как квартал. Сказав, что проект в целом понравился, он призвал поработать над «ритмом фасада», решить вопрос со входом и переделать этажи. «Хорошо», - на чистом русском ответил на эти предложения канадец.

Однако дальше ему пришлось наслушаться негатива. Начал порку архитектор Михаил Сарри, который вспомнил присказку петербургских студентов - «не умеешь рисовать фасады, рисуй фасады со смещенными окнами». Именно это, по мнению Сарри, и изобразил канадец. Свое впечатление он сформулировал как «разочарование». Ведь в 2003-м проект Мариинки-2 позиционировался как архитектурное событие, но события не получилось. У Перро архитектура была спорная, но она была. У канадцев же её вовсе не оказалось — они представили лишь хорошую функциональную схему и ничего больше. А архитектор Сергей Орешкин заранее пожалел жителей Коломны, которым придется наблюдать этот «ангарный» фасад. «Главный печальный итог истории с Мариинкой заключается в том, что наши тендеры похожи на настоящие архитектурные конкурсы как Квазимодо на Аполлона Бельведерского», - заявил еще один член градсовета. 

В том, что события не получилось, сошлись все присутствующие. Хотя некоторые из архитекторов и предположили, что никакого события тут и не надо. Для Мариинки-2 достаточно быть своеобразной технической пристройкой к главному зданию, а этой задаче работа канадцев, в принципе, отвечает.

Главный архитектор Юрий Митюрев, резюмируя всю эту критику, поделился своим представлением о совершенстве. «Совершенство, это не когда нечего добавить, а когда нечего убавить», - заявил он. То же, чего требуют от канадцев его коллеги, — совершенно избыточно. Главную роль в архитектурном дуэте должно играть историческое здание Мариинского театра, а новое оставаться на втором плане. Итог же совещания оказался таким — функциональная часть согласована, так что строители могут продолжать работу. А вот над фасадами нужно подумать еще.

Михаил Гончаров, Фонтанка.ру

Обсуждение проекта второй сцены Мариинского театра
Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор