Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

08:52 18.10.2019

Особое мнение / Сергей Шелин

все авторы
03.06.2009 16:08

Развел или разводится?

Если не вникать, то очередной белорусско-российский скандал – такой же, как и сто предыдущих. Путин с Кудриным приехали в Минск, Кудрин оскорбил белорусскую экономику, Лукашенко оскорбил российскую экономику, а Путина уличил в сговоре с Кудриным, гости ни о чем не договорились и уехали в Москву. Очень даже привычная сценка. Но на самом-то деле – нет.

Если не вникать, то очередной белорусско-российский скандал – такой же, как и сто предыдущих. Путин с Кудриным приехали в Минск, Кудрин оскорбил белорусскую экономику, Лукашенко оскорбил российскую экономику, а Путина уличил в сговоре с Кудриным, гости ни о чем не договорились и уехали в Москву. Очень даже привычная сценка. Но на самом-то деле – нет.

Начнем с Кудрина. Потому что боевой тон этой встрече старинных друзей задал именно он. Сказал ли Кудрин что-то необычное? Нет. Одни банальности. Что не хочет давать Белоруссии очередной кредит в полмиллиарда долларов. Потому что тамошние власти «оттягивают кризисные явления» и «мы можем столкнуться с неплатежеспособностью белорусского правительства уже к концу года».

То есть, что долг не вернут. Ну конечно, его не вернут, но ведь и раньше никогда не возвращали. Что ж тут нового? Новых вещей – две.

Во-первых, этот кредит был впервые предложен белорусам не буквально в долларах, а в российских рублях по текущему курсу. Есть у нас теперь такая политика – превращать рубль в резервную валюту. Выгода от  этого в каждом отдельном случае – разная. Но дело совсем не в выгоде, а в том, что это стало вопросом престижа. А для Лукашенко вопрос престижа – на рубли, наоборот, не переходить, потому что это обозначило бы его подчиненное положение. Так ли это в действительности, неважно. Важно, что он сам так думает.

Значит, коса нашла на камень. Но она нашла на него не просто так, а с удвоенной силой. Потому что сегодняшний Алексей Леонидович не таков, каким был еще в прошлом году. Тогда российская казна лопалась от денег и раздавать их направо и налево было не так мучительно больно. Хотя он и тогда считал, что это неправильно, но, имея здоровое желание сохранить должность, вслух об этом почти не говорил.

Теперь денег в казне мало, и главная работа Кудрина – ежедневно отказывать очередным просителям. Судя по всему, это уже как-то начинает выводить его из себя. Вот он и стал выступать с прогнозами, что жизнь нелегка и легкой в ближайшие десять, а то и пятьдесят лет не будет.

И неделю назад получил даже заочный выговор от Дмитрия Медведева. В ответ на жалобу, случайно (или не случайно) высказанную одним из бизнесменов, вызванных на ковер к президенту на предмет поздравления их с профессиональным праздником, глава государства посоветовал кое-кому «поумерить языки»: «когда отдельные мои товарищи говорят, что Россия 50 лет не выйдет из кризиса, это неприемлемо. Если так считаешь, иди работай в другом месте».

Поэтому Лукашенко, возможно, преувеличивал, когда уверял, что кудринские выпады в Минске – это заранее спланированная с Путиным акция. Кое-что с шефом Кудрин, надо думать, согласовал, этикет он знает, но, видимо, немало добавил и от себя. В новом своем суровом стиле.

Следует ли из этого, что новейший минско-московский скандал – это просто недоразумение, которое рассосется? Нет, не следует. Наша странная дружба действительно подошла к черте.

Между прочим, Путин со свитой приезжал в Минск не просто так, а на заседание Совета Министров Союзного Государства России и Белоруссии. Мы, если кто забыл, живем в одном государстве. И хотя никакого общего государства нет, начальствующие лица с 90-х годов играют в эту игру.

Придумал ее Лукашенко, на этой ностальгической волне он когда-то пришел к власти и, возможно, какое-то время сам верил в реальность своего изобретения. По крайней мере, надеялся со временем этот новый союз возглавить. Надежды давно забыты, а Лукашенко сменил амплуа и мало-помалу стал основателем белорусской государственности. Отцом нации. На языке которой говорит с ошибками, но очень складно.

В отличие от того, что было лет 15 назад, ни тамошние верхи, ни низы уже не ставят белорусскую самостийность под вопрос. Разброд и шатания 90-х годов позади. Сегодня почти все они мыслят себя гражданами независимой страны и становиться частью России больше не планируют.

Если смотреть изнутри, то Белоруссия вполне созрела, чтобы отплыть в самостоятельное плавание. А вот если снаружи, то нет.

Жить на российские субсидии – главный принцип минской экономической модели. При всем презрении, с которым отзывается о наших делах дружественный президент («Если у них такая хорошая экономика, так 10% падения ВВП откуда? У нас другая экономика, но даем 1,5% прироста ВВП»), его «другая экономика» болеет почти всеми болезнями, что и наша. И даже острее. Например, вышеупомянутое отсутствие спада ВВП объясняется тем простым обстоятельством, что белорусские предприятия работают на склад. Спада нет, изделия делаются. Только их некому покупать.

Белоруссия сумела сильно перегнать нас по части бюрократической хозяйственной централизации и окостенелости, но у нее нет своих нефтедолларов. Однако год за годом Александр Лукашенко возмещал эту нехватку за российский счет, показав себя сильнейшим переговорщиком и талантливым государственным коммерсантом.

Белоруссия получала из России один безвозвратный кредит за другим. Ей поставляли нефть по сверхдешевым ценам, две трети которой она перепродавала в другие страны по рыночным. Грамотно распоряжаясь своим географическим положением между Западом и Востоком, снимала навар со всех товаров, перемещавшихся в обе стороны. За каждое проявление дружбы Москва должна была платить по спецтарифу. Скажем, цена, назначенная за дипломатическое признание Абхазии с Южной Осетией, оказалась, судя по отсутствию результата, просто неподъемной.

Так что уже год–два назад перед минским политическим чудотворцем стояла задачка, которая только чудотворцу и по плечу. Настроения граждан, которые он всегда улавливал лучше любых своих противников, подталкивали понемногу сдвигаться на Запад, а соображения хозяйственные заставляли ориентироваться на Восток.

Но процесс потихоньку пошел. Лукашенко перетряс кадры, отыскал в своей номенклатуре сверхумеренных западников, нанял новых пиарщиков на предмет придания своему образу человеческого лица, выпустил кое-каких заключенных.

Встречный отклик был, но недостаточный. Те, кто на Западе принимают решения, сильно хотели бы перетянуть Белоруссию к себе, но ее политический и экономический строй слишком уж не похож на то, к чему они привыкли, а главное, они понимали, что дружба стоит денег, но все-таки не готовы были выдавать потенциальному другу на халяву столько кредитов и сырья, сколько давала Россия.

Поэтому Лукашенко смещался на Запад без всякой спешки, шажок за шажком. И тут грянул кризис. Западная щедрость сильно убавилась. Но убавилась и российская щедрость. В обмен на помощь, притом урезанную, Москва начала требовать больше дисциплины. Тот же самый выбор между Востоком и Западом теперь формулируется в гораздо более суровых выражениях, чем еще недавно.

И вот, если верить произнесенным за последние дни словам, то Лукашенко выбор делает. Он разводится с Москвой, призывая народ сплотиться вокруг себя под знаменем белорусского патриотизма: «Чего вы лезете в эту Россию, где вас пинают?.. Мы независимая суверенная страна… Никаких вымаливаний и выпрашиваний… Выстоим – будет государство. Не выстоим – сомнут и бесплатно в карман положат… За нами десять миллионов талантливых и трудолюбивых людей, которых мы не должны подставить и обмануть».

Блеф – постоянный инструмент главы Белоруссии, и, конечно, эти высокие слова очередной раз могут оказаться не разводом, а банальной разводкой, способом убедить российских друзей опять раскошелиться. А цена вопроса огромна. В прошедшем году импорт из России составил что-то около $22 млрд. На добрую половину это был подарок. Если разложить на всех белорусских граждан поровну, то выйдет  больше тысячи халявных долларов. Вполне могут и не выдержать такую потерю.

Но могут и выдержать. Национальное сплочение – не шутка. Предпосылки для него в Белоруссии действительно созревают, хотя так долго и казалось, что она будет последним местом, где оно состоится.

Распространенное у нас представление, будто все, что люди делают, они делают ради денег – это глупость. Почти все страны, которые добивались независимости, платили за это ухудшением жизни. Часто – очень крутым. И рядовые люди на это соглашались. Иногда с энтузиазмом. Если, конечно, были способы к этому самому национальному сплочению.

Способна ли к этому Белоруссия, как раз сейчас и будет проверяться. И не надо ей мешать. Чем больше помех, тем решительнее и дальше она отъедет. Сейчас самый подходящий момент прекратить игры в союзное государство и перестать нанимать друзей за плату. Отказ от услуг, за которые тебя же выставляют на смех – это самая умная инвестиция в будущие добрососедские и равные отношения.