Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

11:29 16.06.2019

На грани толерантности

Как выглядят хиппи и панки, кто такие “кишата” и как в молодом человеке “опознать” скинхеда – об этом педагогам Петербурга накануне рассказали на семинаре о различных неформальных движениях. Некоторые сведения показались корреспонденту “Фонтанки” устаревшими, а некоторые – повергли в шок из-за подачи “материала”: лектор настолько увлекся, что чуть не занялся пропагандой того, что следовало клеймить.

На грани толерантности

abaskov.com

Как выглядят хиппи и панки, кто такие “кишата” и как в молодом человеке “опознать” скинхеда – об этом педагогам Петербурга накануне рассказали на семинаре о различных неформальных движениях. Некоторые сведения показались корреспонденту “Фонтанки” устаревшими, а некоторые – повергли в шок из-за подачи “материала”: лектор настолько увлекся, что чуть не занялся пропагандой того, что следовало клеймить. За всем этим наблюдали более 200 человек - инспектора отделов по делам несовершеннолетних, учителя школ и воспитатели подростково-молодежных клубов.

Большинство докладов, которые организаторы представили слушателям, носили общетеоретический характер, и не только оставляли публику равнодушной, но порой даже вводили в раздражение. “Сколько нам еще тут сидеть?” - шикали с мест воспитатели-женщины средних лет.





Тем более заметным был тот эффект, который произвели два сообщения, буквально переполненные насущной практической информацией. В течение двух с половиной часов начальник отдела анализа молодежных субкультур Городского центра профилактики безнадзорности и наркозависимости несовершеннолетних “Контакт” Владимир Гущин рассказывал о распространенных, по его мнению, в современном Петербурге молодежных группировках. Доклад сопровождался слайдами, фотографиями, которые должны были продемонстировать собравшимся атрибуты тех или иных движений и больше всего напоминали снимки из журнала “Ровесник” времен позднесоветской борьбы с неформалами.

От хиппи до “кишат”

Анализ проблемы, предложенный Владимиром Гущиным, тоже навевал почти ностальгические чувства. На первом же слайде, который он решил прокомментировать, было крупно написано “Хиппи”. На черно-белой фотографии был изображен босой и “хайратый” бородач в клешах, который нынешним подросткам в лучшем случае годится в отцы, а не в ровесники.

Отметив положительную роль железного занавеса, через который в Советский Союз не проникли такие приметы образа жизни хиппи, как наркотики (в первую очередь, ЛСД) и сексуальные формы общественного протеста (по мнению Владимира Гущина, именно таким статусом в среде западных хиппи обладал гомосексуализм), лектор с прискорбием отметил, что современные российские неохиппи о наркотиках все-таки узнали.

Более того, рядом с ними существует еще более опасная группа – растаманы. “Это уже социально опасное явление, наркоманы - от начала до конца, которые обожествляют марихуану. Узнать их просто – вот такой характерный берет”, - Владимир Гущин указал на фотографию, на которой действительно были изображены два молодых человека в беретах цвета ямайского флага. Заключая пассаж о хиппи, лектор предложил в качестве профилактики рассказывать молодым людям об образе жизни их советских предшественников – дескать, они наркотиков не знали, по духу были вообще чуть ли не толстовцы, и, следовательно, формировали абсолютно социально приемлемое явление. Почему советская власть считала иначе, таким образом, осталось загадкой.

Анализ других неформальных субкультур был проведен также на высоком идеологическом уровне. Владимир Гущин отмечал, что рано хоронить "киноманов", они, по его мнению, по-прежнему активны – каждый год собираются 15 августа на могиле Виктора Цоя. Утверждал, что сообщество 14-летних “кишат” (поклонников группы “Король и Шут”) “исторически похоже на хиппи-ориентированных панков 80-х” - сами “кишата” этого понять не могут, но специалистам связь времен видна невооруженным взглядом.Но фактических данных, например, о численности или традиционных местах сбора неформалов не было. Даже как узнать их, часто оставалось неясным. Как правило, внешний вид молодых людей Владимир Гущин характеризовал примерно так: “Вот этот панковский гребешок, так называемый ирокез – это весьма специфический признак. Но носят его далеко не все, и то только на концерты. Вообще, одежда панков сейчас укладывается в рамки всей общемолодежной субкультуры”.

Вдобавок педагогическое сообщество узнало о “бэггерах” (они же “симпатяги”) - искусственно созданной субкультуре. Есть мнение, что таких молодых людей в Петербурге порядка 15 тысяч и якобы ходят они в хип-хоп одежде. Со слов Владимира Гущина, в колледжах Петербурга существует целая сеть закрытых клубов, где “бэггеры” встречаются со своими любовниками, которых называют “панибратьями”.

Также Владимир Гущин рассказал о феномене “эмо киссинг бойз” - когда молодые люди целуются на публике из соображений эпатажа. В частности, он привел трогательную историю о том, как один юный эмо был вынужден перековаться в готы, поскольку его эмо-подружка сама заставляла целоваться его со знакомыми на Невском проспекте. Долго терпеть это молодой человек не смог.

О скинхедах-торчках и иных скин...

Постепенно речь дошла и до экстремистов, разговор о которых тоже дал Владимиру Гущину поле для смелых экспериментов. В частности, объяснив, что размытое панками сообщество скинхедов стало нюхать клей и колоться, отказавшись от идеалов здорового образа жизни, он резюмировал: “Так появились скинхеды-дышки и скинхеды-торчки”.

Вновь досталось и представителям нетрадиционной сексуальной ориентации. Они были заклеймлены как “скинпеды” и даже “наци-гей-анархисты с мистическим уклоном”. Владимир Гущин рассказал, что в одной из группировок юных адептов национал-социализма в порядке инициации берут на гей-сеансы в Балтийские бани, даже не предупредив о предстоящих оргиях. Вообще, по словам Владимира Гущина, получалось, что праворадикалы, в отличие от всех других неформалов, привержены гомосексуализму буквально через одного. Эту особенность он связал с агрессивным характером представлений адептов Mein Kampf.

Однако основной удар по экстремистам организаторы оставили под конец семинара. С докладом “Классификация экстремистских молодежных формирований. Вопросы профилактики экстремизма в подростково-молодежной среде” перед собравшимися выступил Георгий Бойко - майор милиции, соавтор вышедшей под звучным псевдонимом Георгий Оперской книги “Неприрожденные убийцы”, лично принимавший участие в описанных там событиях – войне правоохранителей против самых известных скин-банд Петербурга - “Шульц 88” и “Мэд Крауд”, на которых ныне висит большинство резонансных убийств иностранцев в Петербурге.

Для начала он кратко рассказал, как можно выявить среди малолетних подопечных потенциальных или действующих «штурмовиков». Поскольку ради скрытности скинхеды отказались от своей традиционной унифромы - бритых голов, курток-бомберов, спущенных подтяжек, высоких ботинок и подвернутых джинсов, Георгий Бойко призвал прежде всего обращать внимание на татуировки и показал на слайдах различные варианты свастик, кельтских крестов и рун.

Опасаться нужно и сомнительных чисел 14, 18, 88 – все это символические обозначения различных нацистских максим, например, 88 значит Heil Hitler по порядковому номеру буквы “H” в латинском алфавите. “Если ученик ревизионистски подходит к истории, сомневается в ходе Великой Отечественной войны, на это тоже надо обращать внимание. Например, говорит, что воевали две великие расы, а выиграла в итоге «еврейская нация», - привел последний пример Георгий Бойко. И, видимо, чтобы расставить все точки над “i” и сделать свою речь понятнее, продолжил - “да будем проще говорить, как они говорят – жиды”. Зал при этом, как показалось корреспонденту “Фонтанки”, притих от неожиданности.

Майор, между тем, перешел к наглядной агитации, скомандовав механику: “Операция “Белый вагон”, пожалуйста”. Под бодрые звуки музыки группы Rammstein в кадре несколько молодых людей напали на человека в вагоне электрички и стали бить его ногами, подтягиваясь на багажных полках. “Обычно на людях прыгают, тут человеку еще повезло, после такого в милицию обычно даже не обращаются”, - прокомментировал Георгий Бойко и показал еще несколько роликов, которые любой желающий может найти в интернете.

Под мелодии российских неонацистских групп вроде “Коловрата” людям отрезали уши, били какими-то бревнами, методично тыкали ножами и заточками. Сцены избиений были смонтированы с маршами давно не существующей партии РНЕ и лозунгами типа “Приблизь белую победу – окропи кровью белый снег” и “Прыгай на врагов – только на говне!” (в смысле, не с пустыми руками).

“Завораживающе”, - хриплым голосом a la Гоша Куценко поделился впечатлениями Георгий Бойко, когда в зале зажегся свет. Зал не реагировал. Майор продолжил: “Герои этих роликов – ваши ученики. При этом они не преступники в криминальном смысле слова, они не совершали преступления, они ведут войны, когда их арестовывают, считают себя военнопленными”.

Развивая эту мысль и опираясь на записи убитого при задержании лидера скинхедов Дмитрия Боровикова, Георгий Бойко убедительно доказал, что дело борьбы со скинхедами для учителей и инспекторов – прежде всего вопрос личной безопасности, а профилактика тут бесполезна. “Мы - псы режима – нас, наверное, сразу нужно расстреливать, а вас они называют просто – общечеловеки. Вас, в лучшем случае, ждет концлагерь, вы же ничего не делаете для победы. Боровиков писал: “Нам нужны не вы, а ваши дети”, - “добил” притихших педагогов Георгий Бойко.

“Они борцы с системой, такие же, как исламисты. Только те за всемирный халифат, а эти за белую расу, Адольфа Гитлера и Одина с Перуном. Кстати, если ученики увлекаются славянской и североскандинавской мифологией – это тоже сигнал, - продолжал Георгий Бойко. - Черных из нас мало кто любит, вопросов нет, это правда. Но они борются не с ними, они борются с системой”.

Майор как никогда близко подошел к черте, за которой находилась уже пропаганда экстремизма, о которой на семинаре много говорилось. Что-то такое, видимо, почувствовал и ведущий семинара, начальник Центра профилактики “Контакт” Ваган Канаян. “Георгий Владимирович, что вы имеете в виду? У нас тут семинар по толерантности”, - с вызовом и почти обидой спросил он.

Майор Бойко начал объяснять, что он не расист, а проблема в том, что большинство мигрантов просто не хотят ассимилироваться, а причина всего – неверная политика государства. Но это было и не нужно: возгласы с мест в финале его выступления и аплодисменты после явно демонстрировали, на чьей стороне оказались симпатии инспекторов отделов по делам несовершеннолетних и учителей районных школ.

P.S. На мероприятия, призванные воспитывать в петербуржцах толерантность, в 2006-2010 годах из бюджета города выделяется 314 миллионов рублей. Скорее всего, в эти средства входит и аренда залов, в которых проходят подобные семинары.

Николай Конашенок,
Фонтанка.ру

Ранее по теме:

На борьбу с экстремизмом в Петербурге в 2007 году направят 54 миллиона рублей

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор