18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
01:04 24.01.2019

Дебют под контролем

В киноцентре «Родина» в разгаре показ дебютного фильма «Контроль» культового голландского фотографа и клипмейкера Антона Корбайна. Это его персональную выставку из 170 фоторабот и легендарных видеоклипов «Четыре измерения» в ЦВЗ «Манеж» посетило в марте 22 тысячи (!) человек. Это его официально объявили пятым членом своей группы участники «Depeche Mode». Это ему с удовольствием позируют суперзвезды, если хотят получить стильный, фактурный, дерзкий фотопортрет.

Дебют под контролем

www.world-art.ru


В киноцентре «Родина» в разгаре показ дебютного фильма «Контроль» культового голландского фотографа и клипмейкера Антона Корбайна. Это его персональную выставку из 170 фоторабот и легендарных видеоклипов «Четыре измерения» в ЦВЗ «Манеж» посетило в марте 22 тысячи (!) человек. Это его официально объявили пятым членом своей группы участники «Depeche Mode». Это ему с удовольствием позируют суперзвезды, если хотят получить стильный, фактурный, дерзкий фотопортрет.

Корбайн уже более тридцати лет изучает и неустанно развивает искусство фотографии, снимает короткометражки и видеоклипы, увлекается сценографией и дизайном. Как водится у талантливых людей, которые, как известно, талантливы во всем, первый же опыт в полном метре Антону Корбайну также удался – если не на славу, то вполне на зависть. Это достойная и любопытная работа. К такому мнению приходишь, посмотрев печальную историю Йена Кертиса – загадочного вокалиста культовой почти 30 лет назад группы «Joy Division». В этом мнении утверждаешься и узнав о многочисленных наградах, которые получил «Контроль» на солидных кинофестивалях в прошлом году.

Все эти призы «за лучшее то-то и то-то» даже немного смущают: мол, почтенное и уважаемое высоколобое жюри считает прекрасным то, что ты просто для себя отметил галочкой. Ведь не все выходили вдохновлено-просветленными и с выставки Корбайна в «Манеже». Не все сходят с ума от восторга и от просмотра его дебюта в «Родине». Но все-таки фильм заметной и значимой фигуры в мировом фото-видео-кино-процессе вряд ли можно позволить себе пропустить. Это не очередная кинопрокатная попса, а серьезная попытка разобраться в трагедии отдельного человека и целого поколения. Никакой это не мейнстрим, а наоборот – мессидж, послание, слово, которое непременно в нас отзовется.

Казалось бы, кого сейчас взволнует давнее трагическое самоубийство одаренного юноши, бесхарактерного, растерянного, страдавшего эпилепсией? Большинство сегодняшних юных зрителей годится ему, погибшему в 1980 году, в дети. Эстетика английского пост-панка им совершенно незнакома и, пожалуй, неинтересна. Что же привлекательного в этом фильме о чужом идоле, богом поцелованном и им же покинутом? И почему ежедневно собирается и так потрясенно смотрит на эти муки и боль зрительный зал?

Фильм красивый – и мрачный, увлекательный – и депрессивный, мучительный – и завораживающий. Самобытный видеоряд (чувствуется характер и авторский взгляд), умный неслучайный монтаж (сказывается опыт клипов и короткого метра), полное погружение в мир музыки (очевидно знание «изнанки» закулисья), еще более глубокий нырок в туманный мир подсознания молодого человека (истинные художники, как говорится, душой и сердцем не стареют). Главный герой, за которым камера неотрывно и беспристрастно следит с его подросткового возраста до самой нелепой смерти в расцвете лет и в разгаре творческой карьеры, мучается непреходящими вопросами юности: «Кто я, зачем я, какой я?». Кертис рано начал, странно жил и плохо кончил. Он словно бы хотел попробовать все и сразу, он выпендривался, понаделал ошибок, серьезно заболел, страдал от одиночества. Но никто толком не помог ему, хотя рядом тусовалась куча людей, да и верная рева-корова, простушка-жена с младенцем, была под бочком… Словом, жесть.

Сам Корбайн говорит о своем дебюте в большом кино честно и очень спокойно: «Это мой первый фильм, и я ждал от него очень многого. Я сделал в нем много такого, от чего меня отговаривали: снимал в черно-белом, взял неизвестного актера на главную роль, вложил в кино собственные деньги. И все получилось отлично». Отсутствие ярких цветов выгодно подчеркивает многоплановость недвусмысленности. Неизвестный актер Сэм Райли, наполучавший призов на крутых фестивалях, теперь, глядишь, тоже станет культовым, как и его несчастный персонаж. Его болезненная дерготня у микрофона, неуловимо смахивающая на танцы Олега Гаркуши из «АукцЫона», ужасающе прекрасны. Его психологическая точность не кажется случайной. И еще: мало у кого получается такой затравленный взгляд на крупном плане. Это царапает – и радует. И вызывает уважение.

Мария Кингисепп,
для Фонтанки.ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор