Сваренные заживо

У студентки Вики Фроловой было обожжено 95 процентов поверхности тела – она попала в яму с кипятком, образовавшуюся из-за прорыва теплотрассы. До неё в этой яме сварились заживо ещё 3 человека. Вика чудом выжила и сейчас добивается в суде компенсации морального вреда. Возбуждённое по факту уголовное дело было тихо прекращено. На фоне очередного отопительного сезона история Вики выглядит особенно актуальной.

0
old.radiomayak.ru
old.radiomayak.ru
ПоделитьсяПоделиться

У студентки Государственной морской академии имени Макарова Вики Фроловой было обожжено 95 процентов поверхности тела – она попала в яму с кипятком, образовавшуюся из-за прорыва теплотрассы. До неё в этой яме сварились заживо ещё 3 человека. Вика чудом выжила и сейчас добивается в суде компенсации морального вреда. Возбуждённое по факту уголовное дело было тихо прекращено - прокуратура Невского района не увидела связи между гибелью людей и действиями работников коммунальных служб. Между тем действия этих самых работников, а также сотрудников МЧС в той ситуации представляются чудовищными. На фоне очередного отопительного сезона история Вики выглядит особенно актуальной.

Их все равно отмажут...

Это было ранним утром 1 января 2005 года. Вика ехала на машине со своим приятелем по Караваевской улице - возвращались домой, отметив Новый год. В какой-то момент Вика увидела перед собой быстро сгущавшуюся паровую завесу, но имела неосторожность продолжить движение, в результате чего машина угодила в размыв левым бортом. Сидевшая за рулём девушка обварилась, но с помощью своего приятеля сумела выбраться. Дальше - “скорая”, полгода в больнице, 5 операций и 1-я группа инвалидности.

Кроме Вики в то новогоднее утро на Караваевской обварились ещё несколько человек, в том числе трое погибли. По данному факту было возбуждено уголовное дело по статье 109-2 Уголовного кодекса (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) с легко прогнозируемым финалом, который в переводе с юридического языка на обывательский легко читается: ребята, давайте жить дружно!

То обстоятельство, что кое-кто из оказавшихся в то утро на Караваевской, уже не живёт, прокуратуру особо не беспокоит.

В подобных ситуациях у юристов методики отработаны. Во-первых, прорвавшиеся трубы находятся исключительно в агрессивной среде, из-за чего подвергаются интенсивной коррозии. Результат - форс-мажор, то есть совершенно не зависящие от владельцев труб обстоятельства. К тому же большинство труб старые, денег на их ремонт в бюджете недостаточно, поэтому никто не виноват, если даже выяснится, что прорвавшую трубу вовремя не отремонтировали. Не на свои же деньги, в конце концов, энергетикам трубы менять!

Если же вдруг выяснится, что прорванная труба - новая, недавно уложенная или недавно отремонтированная, то нетрудно сообразить, что над этой трубой находится дорога, которую вполне могли построить с какими-нибудь нарушениями. Так что энергетики снова ни при чём, виноваты дорожники. Доказать вину которых, впрочем, тоже не представляется возможным по каким-нибудь объективным причинам.

Практика уголовных дел по таким случаям в последние годы устоялась и всем известна: ни разу никто не был привлечён к уголовной ответственности за гибель людей при прорывах теплосетей. Поэтому можно не беспокоиться и продолжать спокойно осваивать выделяемые на их ремонт бюджетные средства. Если чего - юристы отмажут, прокуратура возражать не станет.

Но в истории с Викой Фроловой появилась одна интересная, нестандартная особенность. Она не смутила сотрудников правоохранительных органов, которые расследовали возбуждённое по факту гибели людей в результате прорыва теплотрассы уголовное дело. Что ж, эту категорию граждан смутить вообще невозможно, но мы хотим предать некоторые факты огласке. Сегодня это особенно своевременно.

Связь между действиями и последствиями

Итак, 1 января 2005 года. Вика Фролова проваливается со своей машиной в яму с кипятком (энергетики теперь гордятся тем, что их сети стали настолько замечательными, что выдерживают температуру в 130 градусов!). Это происходит примерно в 7.00 утра.

ПоделитьсяПоделиться



Вика утверждает: она поехала в запаренную зону, потому что предположить не могла, что попадёт в промоину прямо на проезжей части. Это логично. А предположить она этого не могла по одной простой причине: её никто не предупредил. У места разрыва трубы не было оцепления, не было аварийного ограждения, в связи с чем Вика чуть не погибла. Это, повторим, произошло в 7 утра.

И есть тут несколько обстоятельств, из которых однозначно следует: рассуждать о форс-мажоре в данном случае, мягко говоря, некорректно.

Первое сообщение об аварии поступило дежурному “01” в 5.08 утра – примерно за 2 часа до того, как в яме с кипятком оказалась Вика. В 5.17 на Караваевской уже находилась автоцистерна пожарной части № 44. Какая может быть в такой ситуации польза от автоцистерны, можно лишь догадываться, но всё-таки пожарные у нас не просто пожарные, а сотрудники Министерства по чрезвычайным ситуациям. Посему вопрос: почему в 5.17 они загрузились обратно в свою цистерну и уехали? На него есть и ответ, озвученный одним из руководителей питерского подразделения МЧС Сергеем Ботвиньевым: потому как ограждать место размыва и тем более выставлять там оцепление они не обязаны. Наверное, действительно, не обязаны...

Но на этом героическая деятельность наших чрезвычайных служб в то утро не заканчивается.

Оказывается, сотрудники МЧС в 5.30 сообщили об аварии в дежурную службу администрации Невского района, где, видимо, народ был после новогодней ночи в несколько невменяемом состоянии. Во всяком случае, диспетчер ЖЭС-4 ОАО “Жилкомсервис № 2” Наталья Юренева сообщила о происшедшем своему шефу, начальнику ЖЭС, Николаю Красных, в 6.13 (хотя в ЖЭС-4 знали о происшедшем ещё за час до того). Николай Петрович в этот момент находился дома - судя по всему, ни о чём плохом не думал. В постановлении о прекращении его уголовного преследования о дальнейших действиях начальника ЖЭС-4 написано так: “Указаний по обеспечению ограждения и патрулированию аварийной зоны... не дал, на место аварии не выехал, действуя легкомысленно... проигнорировал сообщение Юреневой...”

А Юренева, как следует из того же постановления о прекращении уголовного преследования, вообще не должна была быть диспетчером ЖЭС, потому что к исполнению таких обязанностей была не подготовлена!

Ограждение у места той аварии было установлено лишь около 8.30 прибывшими туда наконец-то сотрудниками теплосети “Ленэнерго”. К тому моменту количество обваренных уже перевалило за 10 человек.

В такой ситуации даже странно, что в то утро на Караваевской погибли всего 3 человека. Теоретически в яме с кипятком могло оказаться сколь угодно много людей, которые, будучи после новогодней ночи не очень трезвыми, рискнули бы пойти сквозь плотное облако пара. Тем более что всё происходило непосредственно у входа в большой продовольственный магазин, который по понятным причинам в новогоднюю ночь пользуется особой популярностью.

Мотивы, которыми в такой ситуации руководствовались сотрудники прокуратуры Невского района, прекратив уголовное преследование героических работников ЖЭС-4, скажем прямо, загадочны и оценке с позиций здравого смысла поддаются с трудом.

Со ссылкой на эскперта прокурорский следователь сделал потрясающий вывод: "Какой-либо связи между наступившими последствиями и действиями начальника участка Красных Н. П. эксперт не усматривает". Уголовное дело прекращено в связи с отсутствием состава преступления.

А непроцессуальный, человеческий вывод из этой истории чудовищен: если при очередной аварии на теплотрассе работникам коммунальных служб будет лень что-то делать, то ничего страшного – они всё равно останутся безнаказанными. Сколько бы людей там ни погибло.

Ожоговый мартиролог

За последние три года в нашем городе произошло 8 серьезных прорывов теплотрасс. Погибли 8 человек. Ожоги разной степени тяжести получили как минимум 23 человека. Материалы проверок части этих случаев так и не превращались в уголовные дела. А расследование остальных случаев прекращалось на стадии предварительного следствия. В судах сейчас нет ни одного подобного дела.

Первый за последние 3 года крупный прорыв теплосети произошел 23 ноября 2005 года на пересечении Гражданского проспекта с проспектом Просвещения. Труба принадлежала ГУП «ТЭК СПб». Люди, выходившие со станции метро «Гражданский проспект», попадали прямо в клубы пара. Обойти его, как рассказывали позже пострадавшие, было невозможно. Оставался выбор: вступить в непролазную бело-серую дымку или вернуться в метро. Те, кто выбрал первое, поплатились своим здоровьем и жизнью.

Яна Шарова была одной из первых обварившихся. Она не помнит, как выбралась из кипятка. Добежала до дома, обнаружила ожоги на ногах и вызвала «скорую». Этой девушке еще повезло. Через несколько минут после того, как она выскочила из кипятка, обвалился асфальт. В котлован с горячей водой провалились три девушки. Одна в шоковом состоянии выбралась, вскочила в автобус и проехала остановку. Потом потеряла сознание, а через несколько часов умерла в больнице. Второй была 24-летняя Татьяна Демина. В больнице установили, что у нее обожжено 70 процентов поверхности тела. Врачи не смогли спасти девушку. Последняя, Наталья Савченко, выжила, хотя пострадала не меньше Татьяны. Она останется инвалидом на всю жизнь.

Уголовное дело, возбуждённое по факту «причинения смерти по неосторожности» в связи с этой аварией, прекращено. Прокуратура Калининского района, видимо, не усмотрела в происшедшем ничьей вины и сочла несчастным случаем.

В связи с прорывом теплотрассы на пересечении проспекта Стачек и Трамвайного переулка 26 января 2006 года и вовсе не возбуждалось уголовное дело. Трубу с горячей водой тогда прорвало прямо на трамвайной остановке. Выходившие из транспорта люди сразу же оказывались в непроглядном клубе пара и вступали прямо в кипяток. Ожоги различной степени тяжести получили 11 человек. Сотрудники прокуратуры Кировского района проводили проверку того случая, но не сочли полученные людьми травмы достаточным основанием для возбуждения уголовного дела. Как недавно сообщили нам в районной прокуратуре, люди в той ситуации пострадали из-за собственной неосторожности. Видимо, им следовало ехать на трамвае до следующей остановки или требовать от водителя, чтобы тот отъехал и высадил их в неположенном месте.

В последствиях прорыва теплотрассы на пересечении Будапештской улицы и Дунайского проспекта 28 февраля 2006 года тоже, как сочло следствие, никто не виноват. Теплотрасса, принадлежавшая ОАО «ТГК-1», считалась новой. Правда, в 2005 году на ней уже была авария. А 28 февраля 2006-го здесь снова прорвало трубу с горячей водой. Семеро человек получили ожоги. А один сварился заживо: тело 66-летнего Анатолия Цедика нашли в 120 метрах от границы разлива. Энергетики по этому поводу дискутировали: мол, почему вы решили, что человек умер от ожогов — его ж нашли в 120 метрах от промоины. Может, смерть наступила от чего-то другого, а потому уже, после воздействия этого чего-то другого, он окунулся в яму с кипятком, отошел в сторонку и от того, другого, умер...

Прокуратура Фрунзенского района возбудила по факту происшествия уголовное дело по статье 293 Уголовного кодекса («халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека»). На вопросы журналистов о ходе расследования из городской прокуратуры убедительно отвечали, что расследование идет полным ходом. И какой же результат? Дело прекращено в связи с отсутствием состава преступления!

Не дошло до суда и дело, возбужденное по факту гибели человека из-за аварии на проспекте Народного Ополчения. 18 марта 2006 года здесь тоже прорвало трубу с горячей водой, принадлежавшую ОАО «ТГК-1». Теплотрасса также была новой. Тем не менее очевидцы рассказывали, что пар от асфальта начал идти еще с вечера. А в пять часов утра в трясину из асфальта и кипятка въехал автомобиль. Чабуки Долаберидзе возврашался на своей машине домой. Увидел разлившуюся воду, затормозил, но автомобиль уже начал сползать в промоину. Чабуки вышел из машины и тут же провалился в размытый асфальт. Смог выбраться и добежать до находившегося рядом троллейбусного парка. Приехавшие туда родственники онемели от ужаса: на руках и ногах Чабуки не было кожи — одни мышцы и кровь. Врачи установили, что у Долаберидзе обварено 70 процентов внутренних органов и 85 процентов кожи. Перед смертью Чабуки умолял жену не оставлять его, а врачей - помочь, ведь у него маленький сын, которому он так нужен.

Дело, возбужденное по той же статье, что и в случае с Гражданским проспектом, прекращено. На каких основаниях, в прокуратуре Кировского района сказать затруднились: уж очень давно это было.

Выяснить мнение следователей по поводу еще двух аварий - на улице Савушкина 13 декабря 2006 года и на пересечении проспекта Славы и Белградской улицы 8 декабря 2006 года, нам не удалось.

Прорыв теплотрассы в Приморском районе произошел около шести вечера. Ремонт ГУП «ТЭК СПб» начал только в половине двенадцатого. Драгоценное время ушло на решение проблем с владельцами других коммуникаций в зоне прорыва. Тем временем ожоги получили около десятка человек. Во время ремонтных работ один из сотрудников ГУП «ТЭК СПб» получил ожог 90 процентов кожи. В прокуратуре Приморского района нам заявили, что сведений о проведении проверки по данному случаю и уж тем более о возбуждении уголовного дела у них нет.

Во Фрунзенском районе, как и в Приморском, трубопровод ОАО «ТГК-1» прорвало посередине автодороги, и горячая вода растеклась по проезжей части. В кипяток попали как минимум двое — мужчина и женщина. Придя домой и обнаружив ожоги, они вызвали «скорую». Врачи установили, что пострадавшие получили ожоги первой и второй степени. В канцелярии прокуратуры Фрунзенского района нам сообщили, что информации о возбуждении уголовного дела по факту того случая у них нет.

Чем закончилось расследование трагедии на пересечении проспекта Художников и Поэтического бульвара, в прокуратуре Выборгского района вообще затруднились ответить. В ночь с 3 на 4 февраля 2007 года по тому адресу в очередной раз прорвало трубу ГУП «ТЭК СПб». Снова пострадали люди. Как позже заявил СМИ заместитель председателя городского Комитета по энергетике и инженерному обеспечению Владислав Петров, двое из получивших ожоги молодых людей «решили сократить путь к пивному ларьку, еще один гражданин бросился к стоявшей в зоне разлива машине, которой на самом деле ничего не угрожало, споткнулся, упал и получил ожоги». Интересно, как бы поступил на месте этого человека сам господин Петров, если бы там находилась его машина?

В результате той трагедии 28-летний петербуржец Яков Плоткин скончался, получив ожоги 60 процентов поверхности тела. В следственном управлении Следственного комитета при Генеральной прокуратуре по Петербургу, которому с сентября этого года на расследование переданы все прокурорские уголовные дела, нам сообщили, что в их производстве дела, возбуждённого по факту гибели человека при прорыве теплотрассы на пересечении Художников и Поэтического, нет. «Видимо, дело завершено», - заявили нам.

Герман Петров, Светлана Стрельникова

Полностью материал читайте в газете “Ваш тайный советник” от 19 ноября 2007 года.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...