09.11.2007 14:06
0

Вадим Знаменов: В Ораниенбауме будет что посмотреть!

На прошлой неделе ГМЗ «Ораниенбаум» полностью перешел под эгиду руководства музея «Петергоф». Теперь два музея-заповедника - одно юридическое лицо, подотчетное Роскультуре. Возглавляет его директор «Петергофа» Вадим Знаменов. А вот бывший директор «Ораниенбаума» критикует процесс слияния. Вадим Знаменов и Комитет по культуре уверяют: никакого конфликта не будет.

journal.spbu.ru
journal.spbu.ru

На прошлой неделе ГМЗ «Ораниенбаум» полностью перешел под эгиду руководства музея «Петергоф». Теперь два музея-заповедника - одно юридическое лицо, подотчетное Роскультуре. Возглавляет его директор «Петергофа» Вадим Знаменов. А вот бывший директор «Ораниенбаума» критикует процесс слияния. По словам Виктора Воротникова, и коллектив, и фонды музея оказались в «подвешенном состоянии». Но Вадим Знаменов и руководство петербургского Комитета по культуре уверяют: 200 ставок «под Ораниенбаум» уже выделены, и все сотрудники музея, желающие продолжать в нем работать, перейдут в новую структуру. Никакого конфликта не будет.

Уже в первый день после слияния на работу в ГМЗ «Петергоф» были оформлены 76 человек. Cейчас их уже более 100. Сохранятся ли 95 процентов коллектива (по обещанию Михаила Швыдкого, когда речь зашла о передаче музея с городского на федеральный уровень), сказать трудно — ведь заставить людей работать, если они не хотят, невозможно. С определенностью Вадим Знаменов говорит только об одном — в музее не может быть двух директоров и двух главных хранителей. Сам же ГМЗ «Ораниенбаум» вскоре будет возрожден и получит полноценный туристический поток. Сомневаться в словах Вадима Валентиновича, 40 лет отдавшего возрождению «Петергофа», оснований нет.

«Только в начале ноября мы получили подтверждение, что нам выделено 200 единиц штатного расписания. Это полностью перекрывает потребности «Ораниенбаума». Михаил Швыдкой на протяжении прошедшего года встречался постоянно с сотрудниками «Ораниенбаума» и с нами и заверял, что нужную «численность» он найдет. Как и обещал, нашел - подтверждение пришло к 1-му ноября. Пришло уведомление и о том, что Казначейством перечислены деньги на содержание штата, на хозрасходы, на коммунальные услуги. Так что, вроде бы, обижаться не на что. Правда, если мы будем жить на ту зарплату, которую дает нам государство, то будет тяжело. Конечно, придется искать способы кому-то добавить. Будем думать. А пока суть да дело, наши сотрудники там уже побывали, повстречались с людьми. С многими мы и раньше были знакомы. За один день на новую работу в объединенный музей уже оформлены 76 человек. Я думаю, что еще человек 40-50 придет, и все будет нормально», - рассказал нашему корреспонденту Вадим Знаменов.

Действительно, одним из первых действий руководства объединенного музея стало перемещение фондов из «Ораниенбаума» в «Петергоф». Но это вполне объяснимо - реставраторам нужно работать.

«Было очень смешно слышать — «они рвутся присвоить наши фонды себе». Лет 40 назад такой разговор еще мог бы идти. А теперь, во-первых, сравнивать нечего — в «Петергофе» коллекция 250 тысяч, а в «Ораниенбауме» всего 7 тысяч. При этом фонды в тяжелом состоянии. Их надо приводить в порядок. Не будете же вы битую фарфоровую фигуру использовать в экспозиции. А, во-вторых, это же теперь наше подразделение. Зачем нам воровать самим у себя? Нам проще тогда «ограбить» свой «Монплезир» или «Марли» — везти ближе. Бред. Но этот жупел все время достают и нам показывают — вы это делаете специально, чтобы...» - грустно посмеивается Вадим Валентинович.

Сам ГМЗ «Ораниенбаум» Вадим Знаменов нашел далеко не в лучшем состоянии: «В «Ораниенбауме» практически нет действующих музеев. Меншиковский и Китайский дворцы закрыты, Картинный дом стоит в развалинах. Его нужно серьезно реставрировать. Проведены работы по фасадам (только по фасадам!) павильона Катальная горка, он стоит без отопления. Выкрасили фасады и ушли. Тогда как нужно же делать интерьер. Музей, конечно, можно показывать с фасада, но только до поры, до времени. Таким образом, действует только «Петерштадт», крошечный музейчик, через который за один раз проходит только группа в 15 человек».

За то время, что директор «Петергофа» занимается вопросами «Ораниенбаума», он успел подписать договор с «Лентрансгазом» на выделение денег для реставрации Китайского дворца - 300 миллионов рублей. Но объект это сложный, с ним нельзя спешить. К счастью, этот удивительный дворец сохранился, не сгорел, не взорван, хотя отсутствием средств и доведен до отчаянного существования. «Пока мы не вывезем оттуда все до конца, будем входить туда с большой осторожностью. Естественно, там нужно приводить в порядок кровлю, чтобы просто не текла вода. Какие-то вещи нужно будет снимать и вывозить в реставрационную мастерскую. Например, паркет — он просто рассыпается. Его надо приводить в порядок, а тем временем заниматься погребами, в которых дикая влажность. Там ведь даже нет подвального этажа — легко представить, что происходит с деревянными балками. Коль скоро Китайский дворец - это всерьез и надолго, то его делать к «красной дате календаря» неправильно. Не хочу выглядеть идиотом и неумехой перед иностранными экспертами — все-таки за моей спиной 20 дворцов Петергофа. Мне совсем не улыбается испортить свое имя», - говорит Вадим Знаменов.

Первое, что сделал Знаменов, когда занялся «Ораниенбаумом», это выяснил, что «почтовый ящик» - НИИ «Мортеплотехника», «сидевший» в Меншиковском Дворце, выехал, но оставил за собой почти что руины. Кровля давно уже в плохом состоянии, все батареи сняты, отопления нет. Котельной нет — сотрудники НИИ её разобрали и увезли с собой. Осталась пустая комната, в которой должны были стоять котлы. Ржавые пятна на лепнине и потолках, раздолбленные стены и паркет. Так описывают в «Петергофе» состояние полученного дворца. Но это, конечно, не вина бывшего руководства ГМЗ «Ораниенбаум», а «заслуги» «почтового ящика», у которого были другие задачи.

За полтора месяца поставлена новая газовая котельная. Получены лимиты на газ, проведена вода, и скоро пойдет тепло. Правда пока непонятно, куда пойдет — в Меншиковском дворце батарей нет, в Китайском никогда и не было — и ставить их, скорее всего, и не будут - сотни лет дворец стоял так, в определенной влажности и температуре.

То, с чего собирается начать новое руководство «Ораниенбаума» - Нижний сад, Картинный дом, Померанцевая оранжерея и террасы. «Честно говоря, я в недавнем времени сам глядел на эти террасы и думал, что их уже никогда никто не увидит, потому что для их восстановления нужны миллионы и миллионы. Но государство нашло эти деньги, и это будет гордость «Ораниенбаума», - утверждает Вадим Знаменов.

Группа туристов, которая приедет следующим летом в «Ораниенбаум», первым делом войдет в Нижний Сад, пройдет по нему и пройдет мимо Картинного дома. Там к этому времени начата реставрация, да и картины нужно приводить в порядок, но деньги есть, и рабочие руки тоже. Затем на пути туристов окажется Померанцевая оранжерея - символ города. Само название «Ораниенбаум» в переводе с немецкого означает «померанцевое дерево». «Эти деревья должны быть», - говорит Знаменов и в качестве подтверждения реальности этого приводит опыт «Петергофа» с кадочными растениями — туи начинают зеленеть еще до полного схода снега.

Затем туристы поднимутся по террасам, которые будут готовы уже к концу этого года. «К началу следующего сезона их надо будет «поддержать» из-за зимнего промерзания. Но они уже есть, я по ним хожу. Там великолепнейший вид и удивительная красота», - замечает директор «Петергофа».

Далее туристов ждут вестибюль, парадная лестница и Белый зал Меншиковского дворца. Уже сейчас можно показывать две гостиные — западную и восточную, столовый зал, откуда по галерее - в японский павильон. Но дворец пуст. Там и до войны ничего не было, и после неё не появилось.

«Мы предлагаем на время реставрационных работ в Меншиковском дворце сделать в пустых залах большую выставку — каким был «Ораниенбаум», каким его нашли реставраторы, каким он будет. Чертежи, макеты. Покажем интерьеры, в которых еще работают мастера. Это все легко делается — у нас есть огромный опыт по Большому дворцу. Он тоже долго открывался, но люди ходили, задавали вопросы реставраторам. Плюс, кроме чертежей, макетов и проектов можно выставить фотографии ораниенбаумских объектов по новой технологии — они переносятся на холст и выглядят как картина. Я видел это в «Спецпроектреставрации», они не смогли сами провести такую выставку, но готовы предоставить нам эти картины», - рассказывает Вадим Знаменов. В будущем же в Меншиковском дворце нужно делать интерьерную экспозицию. Это один из вариантов маршрута. Пока только начинается серьезная работа в Китайском дворце, но его можно показать снаружи - ведь Петербург смотрят снаружи, и ничего.

Есть, конечно, и непреодолимые, на первый взгляд, трудности. По Нижнему саду успели проложить в советское время коллектор для сточных вод. Что ни начинают делать реставраторы, натыкаются на него. Но Валентина Матвиенко уже сказала, что найдет деньги на его перенос за пределы заповедника. И сейчас в «Ораниенбауме» ждут директора «Водоканала» Феликса Кармазинова, который должен решить этот вопрос.

Вадим Знаменов признается, что не хотел браться за «Ораниенбаум» - работы в «Петергофе» хватает. Но, выделяя очень большие деньги, Михаил Швыдкой и другие представители федеральных властей настояли, чтобы контролировал их именно он. «Я хорошо помню тяжелые годы в «Петергофе», как лет этак 30, приезжая за рубеж, я чувствовал себя замарашкой. Опускал голову вниз, когда спрашивали о дворцах - мол, работаем, но война была... Сегодня к нам едут из Сан-Суси и Версаля посмотреть, что сделано. Я надеюсь, что вскоре и в «Ораниенбауме» будет так же», - заключает Вадим Валентинович.

Михаил Гончаров,
Фонтанка.ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор