Сейчас

-1˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

-1˚C

Пасмурно, без осадков

Ощущается как -4

3 м/с, ю-з

775мм

86%

Подробнее

Пробки

3/10

Писатель Алексей Иванов : Чего нет в телевизоре, того просто нет

987
net-planet.ru
net-planet.ru
ПоделитьсяПоделиться


Новая книга пермского писателя Алексея Иванова «Блуда и МУДО» была представлена на прошлой неделе в Петербурге – на книжном салоне и во время общения с читателями в Доме книги. После чего с писателем удалось пообщаться нашему корреспонденту. Алексей Иванов определил себя как вольтову дугу между столицами и провинцией, посетовал, что актеров для экранизации своих книг не видит, но экранизации при этом нужны, даже плохие. Равно как и литературные премии, поскольку дают определенный статус.

На встречу Алексей Иванов пришел в компании известного петербургского автора Ильи Стогова. «Мы с Алексеем знакомы уже давно, правда первое время общались по переписке. Я прочитал «Сердце Пармы» и проперся, когда никто еще Иванова не читал. Потом, как-то раз, в Москве была книжная выставка, и наши стенды стояли рядом. И я специально поехал в Москву, чтобы с ним пообщаться, а Иванов не приехал. Пришлось передавать ему послание с просьбой связаться. Ну а вживую познакомились уже позже, когда Алексей приехал в Петербург», - рассказал нашему корреспонденту Стогов, когда Алексей Иванов ушел общаться с читателями в «Доме книги». Разговор же с самим Ивановым начался у нас с его новой книги.

- Ваша новая книга «Блуда и МУДО» только появилась на прилавках магазинов, а пресса уже выдала очередной ряд сравнений. На этот раз с Набоковым и даже с Лимоновым.

- Сравнения, как обычно, абсолютно поверхностные и по наименее значимому признаку. Но это, видимо, свойство нашей критики. Рассказывать о книге всегда сложно. Рассказывать об идее – глупость. Рассказывать о сюжете – какой смысл имеет сюжет без идеи? Обычный бытовой роман про современную провинциальную жизнь. Очередная попытка объяснить почему в России все так происходит и даже определиться с героем нашего времени.

- А вот ваш Осташа Переход – он герой какого времени? Своего, нашего, или вовсе не герой?

- Не каждый герой - это попытка создания героя нашего времени. Вот когда я писал «Блуду» и Бориса Моржова, я ставил перед собой такую задачу. Когда я писал «Золото бунта», я перед собой такой задачи не ставил. Осташа - выражение какой-то общественной тенденции, или, может быть, даже функции сюжетной, но не попытка создания героя.

- Для вас он положительный герой? Многие его поступки вызывают вопросы.

- Человек поступает так, как диктует ему собственная убежденность. Да, он рискует людьми. Но ему деваться некуда. И он кается за это, его совесть мучает. Он не прощает себе подобных вещей. Не считает, что эта жесткость является его достоинством. Меня гораздо больше изумляет, например, то, что национальными героями являются полководцы. Если тот же Жуков ничтоже сумняшеся в 54-м году сорок тысяч солдат обрек на облучение ядерным взрывом под Тоцком, а потом ему ставят памятник… я сомневаюсь в этической правомерности такого увековечивания. Если бы Осташа был на месте Жукова, то постеснялся бы выдвигать свою кандидатуру на памятник.

- Как у вас дела с экранизациями, вроде бы собирались снимать и «Сердце Пармы», и «Золото бунта»?

- Проданы права на экранизацию 4-х моих произведений. Роман «Сердце Пармы» купила компания «Централ Партнершип», которая только что предъявила миру свой фильм «Волкодав». Правда ни автор сценария, ни режиссер пока неизвестны. Экранизацией «Географа», видимо, будет заниматься «Феникс-фильм». Там планируется 4-х серийный сериал. «Золотом бунта» желает заняться режиссер Илья Макаров и компания «Единорог». Возможно, совместно с Первым каналом. А экранизацией «Общаги» будет заниматься компания Валерия Тодоровского. Но никаких телодвижений, кроме покупки прав, я пока не вижу.

- Видите ли вы кого-то из современных актеров в качестве героев фильмов по вашим книгам?

- Актеров я не вижу, хотя несколько кандидатур у меня и были. Иногда даже кто-то возникает перед глазами еще до того, как я начинаю книгу. Но пишу я книги долго, уходит не меньше двух лет на каждую. А за эти два года все актеры успевают сняться в пяти, семи, а то десяти фильмах. Фильмы эти, по большей части, - дрянь, и во всех актерах к финалу своих произведений я разочаровываюсь. Сейчас у меня ни одной кандидатуры нету.

- Поскольку у нас сейчас мало что снимают прилично, возникает вопрос – вы бы предпочли, чтобы ваши книги экранизировали плохо или не экранизировали вовсе?

- Как это ни печально, я бы предпочел, чтобы их экранизировали плохо. Потому что сегодняшняя ситуация такая, что всем, и в культуре в том числе, заправляют медиа. Чего нет в телевизоре, того просто нет. Для того чтобы существовать в культурном пространстве, приходится существовать в первую очередь на теле- и киноэкране. Ну и для такого существования сгодится любой фильм. Я понимаю, что это циничные соображения, но куда деваться? Не я установил эти правила игры.

- Наверняка вас часто спрашивают, почему вы до сих пор не перебрались в Москву?

- На этот вопрос тысяча ответов. Но ничего особенного в такой ситуации нет – никакого патриотизма, никакой фронды. Любовь к тому месту, где я живу, это как любовь к старым тапочкам. Мне там комфортно жить. Мне там нравится. Все схвачено. Мне хватает славы, и все есть, что требуется для нормальной бытовой жизни. Я не вижу, какие блага мне может дать столица, и ради чего я мог бы рискнуть сломать свою жизнь и начать все заново. К тому же я не очень публичный человек, и такого, что творится во время моих приездов в Петербург и Москву, мне больше двух раз не нужно.

- Чувствуете ли вы оппозицию между столицей и провинцией?

- Да, чувствую. Я её вижу как такую вольтову дугу между катодом и анодом, и сам я этой вольтовой дугой и являюсь. Мне кажется, это две разных ментальности принципиально. Возможно, даже, две разных цивилизации. На одном базисе две разные настройки, которые видны не как два расходящихся ствола из одного корня, а как в ситуации с анизотропными кристаллами. Под одним углом обычный белый луч становится красным, а под другим зеленым. Вот, мне кажется, провинция и столица - это такое противопоставление, которым люди часто пренебрегают, считая провинцию просто упрощенным и примитивным вариантом столичной жизни. Знаете, вот говорят, что дурак - это не отсутствие ума. Это ум такой особый. Вот и провинция это не недоделанная столица, а особый мир.

- Ваши книги в столицах и провинции воспринимаются по-разному?

- Судя по всему, да. Но провинция она же практически никак не артикулирует своего отношения. Никак не вербализует его. Нет провинциальных критиков. Нет изданий, посвященных литературе. Если какие-то провинциальные газеты и журналы что-то пишут о литературе, то, в основном, это уже после столичных отзывов. Это перепевки уже сформулированного мнения.

- А вот эта вольтова дуга, про которую вы рассказали, что означает? Что ваши книги - это связь между столицей и провинцией?

- Это я сказал красиво, пышно, и не совсем справедливо. Потому что я, скорее, не мост между столицей и провинцией, а межумок, который ни там, ни там. Лучше бы застрял где-нибудь, а так болтаюсь как сами знаете что, сами знаете где.

- Кого из наших современных писателей вы считаете выдающимся?

- На мой взгляд, самым сильным писателем сегодня является Дмитрий Быков. Хотя, судя по «ЖД», он предпринимает множество крепких усилий для того, чтобы выпасть из этого списка. Но, я думаю, что это ему не удастся. Я не очень хорошо разбираюсь в современной литературе, многих не читал. И в силу нехватки времени, и в силу того, что я живу в провинции, а там продаются только книги из топлистов. Если роман Захара Прилепина «Санько» не присутствует в топ-листе, значит, он у нас и не будет продаваться.

- Что ж вы так о «ЖД», Быков считает этот роман лучшей своей книгой…

- Ну и что? Мне кажется, это не очень удачный роман. В литературном плане он поспешил, в идейном плане это очень столичный роман – из провинции вся ситуация выглядит иначе. Быков имеет полное моральное право сказать кучу гадостей про меня. Однажды, например, я слышал, как Быков по телевизору задал вопрос – “не слишком ли много в нашей прессе Иванова?”. ТВ включишь - Быков. Журнал откроешь – Быков. Радио включишь – тоже Быков. А много, оказывается, Иванова. Только не думайте, что если я кого-то критикую, то сам безгрешен.

- Нам Илья Стогов рассказал трогательную историю о вашем с ним знакомстве. А с кем еще из писателей вы общаетесь?

- Илья Стогов соврет, недорого возьмет. В приятельских отношениях с Ильей, с Дмитрием Быковым, когда-то были хорошо знакомы с Сергеем Лукьяненко, но уже много лет не встречались. Хорошие отношения с Леонидом Абрамовичем Юзефовичем. Немного фигур, и люди все больше самодостаточные. Так я не могу сказать, что вхож в тусовку, в этот «бульон».

- Насколько вы в курсе всевозможных окололитературных «битв», понимаете, почему и кому дают премии, а кому нет?

- Знаю только то, что рассказывают. Про премии ничего не понимаю.

- Вам интересно их получать?

- Премии для меня очень важны. Примерно по той же причине, по которой нужны, пусть и неудачные, экранизации. Значимая премия всегда дает статус, помогает решить многие вопросы. Мне ведь хочется заниматься не только книгами, но и кое-какими другими медийными проектами. А чтобы ими заниматься, мне нужен статус.

- Что же за проекты такие?

- В области телевидения. Но это уже не для прессы.

- Там или здесь?

- Я ведь и романы пишу у себя «там», а издаются они у вас «здесь». Вот и этот проект буду делать у себя там, но надеюсь что для всех, в том числе и для вас.

- Сейчас многие писатели подались в политику. Не думаете тоже пойти по этому пути, раз уж вас сейчас активно подают чуть ли не как воплощение русской идеи и мнения русского народа?

- А у него что, какое-то мнение есть? Нет, я себя в политике не вижу. У меня есть на это заготовленный ответ, что я не могу идти в политику, так как очень быстро проворуюсь. В общем, не интересно это мне. Я выбираю тот род деятельности, которым хочу заниматься. Шаргунову интересна политика – ради бога.

- Прям-таки уверены, что проворуетесь?

- Ну это же шутка, просто ответ на вопрос, который не имеет ответа. Вот почему я не люблю гороховую кашу? Можно сказать, что нуклеиновых кислот в ней мало, но на самом деле не знаю я почему – просто не нравится.

- Гороховая каша действительно не нравится, или это вы для примера?

- Действительно не нравится. Почему, я не могу объяснить.

PS: Подробнее о новой книге Алексея Иванова читайте в среду в «МК в Питере».

Михаил Гончаров
Фонтанка.ру

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close