18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
09:43 19.09.2018

Не лучше ль на себя оборотиться?

Бушующий поток ненависти, направленный в сторону Таллина, давно перешел все разумные границы. Спектр предложений об ответной реакции России на случившееся в столице Эстонии простирается от призывов бойкотировать эстонские товары до разрыва дипотношений. Особо ретивые договариваются даже до «посланий в Эстонию с помощью ракет средней дальности», до отправки Псковской дивизии на внеочередные маневры с приказом «устроить в Таллине ночь кошмара»... Но и более умеренных заявлений уже более, чем достаточно, чтобы представить Россию посмешищем в глазах не только иностранных, но и собственных граждан…

Не лучше ль на себя оборотиться?
Бушующий поток ненависти, направленный в сторону Таллина, давно перешел все разумные границы. Спектр предложений об ответной реакции России на случившееся в столице Эстонии простирается от призывов бойкотировать эстонские товары до разрыва дипотношений. Особо ретивые граждане договариваются даже до «посланий в Эстонию с помощью ракет средней дальности», до отправки Псковской дивизии на внеочередные маневры с приказом «устроить в Таллине ночь кошмара», хотя это можно отнести на счет обычного сезонного обострения. Но и более умеренных заявлений уже более, чем достаточно, чтобы представить Россию посмешищем в глазах не только иностранных, но и собственных граждан…

Что, собственно, произошло в сопредельной с нами стране?

Факты таковы: эстонские власти решили перенести памятник Воину-Освободителю и могилы полутора десятков советских солдат, погибших во время освобождения Таллина. Протесты живущих в стране русскоязычных граждан ни к чему не привели – власть упорствовала в своем намерении, обещав лишь не трогать Бронзового солдата до 9 мая. В ночь с 26 на 27 апреля защитники памятника столкнулись с полицией, часть из них устроила натуральные погромы – и в ту же ночь власти города перенесли памятник в неизвестное пока место. На следующий день беспорядки и погромы продолжились, и были жестоко подавлены полицией. Теперь эстонские власти заявляют, что перенесут Солдата и могилы павших на военное кладбище, как только место будет подготовлено, а российские власти заявляют о «фашизме», «провинциальном неонацизме», «кощунстве», «варварстве» и «бесчеловечности», требуя срочного обсуждения вопроса в международных правозащитных и парламентских организациях, и призывая на помощь «европейские и евроатлантические институты».

Расставим точки над «i»: действия эстонских властей – мягко говоря, непродуманны, а то и бестактны. Хотя, заметим, Эстония не нарушила ни одного международного договора или конвенции, определяющей статус воинских захоронений. Двустороннего соглашения на этот счет между нашими странами нет. Да и сам по себе перенос памятников и захоронений никаким «кощунством» и тем более «фашизмом» или «пересмотром итогов Великой Отечественной войны» (о чем сегодня, захлебываясь от праведного гнева, твердят российские официальные лица) в принципе не является! Тем не менее, с учетом тех проблем, которые присутствуют в отношениях России и Эстонии, и с учетом всего того, что связано с проживанием в Эстонии русских (не имеющих там гражданства) предугадать последствия такой инициативы было несложно. Возможно, она сработала как «последняя капля», как своего рода катализатор недовольства «русских эстонцев» своим положением и отношением к ним со стороны эстонского государства – о причинах можно гадать долго.

Если бы в ответ на такую инициативу со стороны России последовали дипломатические переговоры - например, с предложением перенести останки наших солдат в Россию, или общими усилиями найти другое место для Бронзового солдата и могил так, чтобы это не выглядело актом политической мести «оккупантам» (каковыми, как известно, многие эстонцы считают вовсе не немецкие, а советские войска), - это было бы логично. В конце концов, если Россия считает ситуацию неприемлемой для себя, логичным было бы экономическое давление. Но вместо этого из России зазвучали оскорбления, абсолютно несоразмерные происшедшему. При этом имей российские политики, которые сейчас рвут рубаху на груди, соревнуясь в крутости в отношении Эстонии, хоть каплю способности предвидеть реакцию на свои слова, они бы быстро поняли, в какое положение поставили не только себя, но и всю страну. Вот уж действительно, что называется, «за державу обидно».

Что должен думать житель той самой Европы, к которой сейчас взывают наши политики, слушая выступления российских официальных лиц? Совсем недавно ему показывали по телевизору, как российская милиция разгоняла «Марши несогласных», избивая мирных граждан, которые «провинились» только тем, что захотели реализовать свое конституционное право на митинги и шествия. Ему показывали, как российские политики заявляют: милиция действовала законно, а на улицы вышли «экстремисты», которым за это заплатили из-за рубежа, чтобы «дестабилизировать обстановку в России». Ему показывали председателя Госдумы г-на Грызлова, который заявлял, что проводить парламентское расследование и выяснять, почему милиция действовала с такой жестокостью, депутаты не будут – зато они будут выяснять, «в чьих интересах проводились эти мероприятия на улицах Москвы и за счет чьих денег». И ему показывали, как другие российские политики наперебой заявляли: да если бы, мол, в Европе попробовали несанкционированно выйти – полиция так отделала бы, что мало не показалось! После чего ссылались на Данию, Францию и Венгрию…

Замечательно. И тут европейскому жителю показали Таллин, где защитники Бронзового солдата громили магазины и переворачивали машины, после чего полиция применила силу. Возможно, что на штурм магазинов людей повели специально засланные провокаторы – но факт остается фактом: даже представители организации «Ночной дозор» заявляют, что не в их силах предотвратить «хулиганство и мародерство». И что же в ответ звучит из России? Осуждение тех, кто решил защищать памятники такими методами (в самом деле, чем перед ними провинились владельцы магазинов и машин)? Да нет же, из России звучит совсем другое! Возмущение «бесчеловечными действиями эстонской полиции», протест против того, что «справедливый гнев населения был жестоко подавлен силовыми методами», и требования «остановить бесчинства по отношению к протестующим».

Какие вопросы не могут не возникнуть у тех, кто сперва узнал про Петербург и Нижний Новгород, а потом про Таллин? Почему избиение людей, расходящихся с законного митинга в Санкт-Петербурге – это «правомерные действия милиции» по «пресечению несанкционированного шествия», а задержание тех, кто прошел по Таллину, громя все на своем пути – «бесчеловечность» и «варварство»?

Почему те, кто требуют «остановить бесчинства» в отношении таллинских протестантов, считают нормальными куда большие «бесчинства», творимые милицией в отношении собственных сограждан - которые, заметим, не громили магазины и не крушили автомобили?

Почему Россия взывает к «европейским институтам», требуя дать «жесткие оценки» происходящего в Таллине – но заявляет о «недопустимом вмешательстве» в свои внутренние дела, когда эти же самые институты дают «жесткие оценки» избиениям участников «Маршей несогласных»?

Почему г-н Грызлов настолько озабочен судьбой задержанных в Таллине российских граждан, что направляет в Эстонию парламентскую делегацию – но ничуть не озабочен судьбой тех, кого задерживали и избивали в Москве, Петербурге и Нижнем? Потому, что первых он по определению считает «антифашистами», а вторых – «экстремистами»?

Ровно такие же вопросы не могут не задать себе и российские граждане – которые возьмут на себя труд сравнить речи собственных политиков для «внешнего» и «внутреннего» употребления. Для внутреннего – призывы «расстреливать участников «Маршей», как бешеных собак» (депутат Госдумы Абельцев, ЛДПР), и уж, по крайней мере, «разгонять «Марши несогласных» на корню» (его коллега из питерского ЗАКСа Бабич), заявления о «деньгах от Березовского» и неких не названных по именам силах, стремящихся навязать нам западную демократию. Для внешнего же – рассуждения о «бесчеловечных действиях полиции» и «справедливом гневе населения», и апелляции к представителям той самой западной демократии, которую нам хотят навязать.

Поскольку «эстонские» и «российские» сюжеты нередко стоят рядом на лентах новостей (в том числе, и те, где говорится о том, что по всей стране, - не только в Химках, - время от времени вспыхивают конфликты, связанные с наплевательским отношением к могилам собственных солдат на собственной земле) – все эти сравнения не могут не возникнуть. И не могут привести к иному выводу, как то, что вся «антиэстонская истерика», разглагольствования о «фашизме», «издевательстве над мертвыми» и прочее – есть не более, чем откровенное лицемерие. Впрочем, все понятно: у нас разведчики, а у них – шпионы. В Абхазии и Южной Осетии национально-освободительное движение, а в Чечне терроризм и сепаратизм. В Таллине митингуют антифашисты, а в Петербурге - экстремисты. И так далее – в старых советских традициях.

Между прочим, если бы десятая доля того энтузиазма, который сейчас тратится на проклятия в адрес Эстонии, была потрачена на решение проблем здравствующих российских участников войны – возможно, многие из них удалось бы сдвинуть в мертвой точки. Но, видимо, возмущаться переносом в Таллине могил тех, кто погиб шестьдесят лет назад на великой войне, куда проще и выгоднее, чем заботиться о тех соотечественниках, кто выжил после этой войны…

Борис Вишневский, обозреватель «Новой газеты», специально для «Фонтанки.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...