18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
14:13 15.11.2018

В «ЖЕСТКОЙ ЭРОТИКЕ» ЕСТЬ ФИЛОСОФИЯ

Сегодня состоится защита диссертации известного российского порнопродюсера Сергея Прянишникова на тему «Правовые поля эротики и порнографии». Материал для своего труда он собирал с 1997 года. Свою оценку некоторым положениям диссертации Прянишникова дал и «министр любви» России Лев Щеглов.

В «ЖЕСТКОЙ ЭРОТИКЕ» ЕСТЬ ФИЛОСОФИЯ

Сегодня, 27 ноября, в Северо-Западном НИИ социологии и природоведения состоится защита диссертации известного российского порнопродюсера Сергея Прянишникова на тему «Правовые поля эротики и порнографии». По словам соискателя ученой степени, материал для своего труда он собирал с 1997 года – начала своей деятельности на рынке порноиндустрии. Свою оценку некоторым положениям диссертации Прянишникова за день до ее защиты дал и «министр любви» Российской Федерации Лев Щеглов.

На этот раз Сергей Прянишников, неутомимый борец с властями за собственные права производить порнопродукцию и за наши права использовать ее, пришел на встречу с журналистами в ИА «Росбалт» по серьезному поводу. Сегодня он намерен стать кандидатом философских наук. На суд комиссии, в положительном вердикте которой Сергей Викторович не сомневается, вынесены научные изыскания питерского порнорежиссера на тему различий между эротикой и порнографией. Главные защищаемые положения диссертации: эротика и порнография ничем друг от друга по сути не отличаются; различия между ними вводятся властью насильственно и как придется; сейчас эти якобы различия законно не определены, поэтому от Госдумы требуется срочное принятие актов (законодательных), регламентирующих существование сексуальной продукции.

Сергей Прянишников напомнил журналистам, что в истории человечества сексуальные взаимоотношения существовали всегда, а их самые откровенные проявления постоянно являлись одним из основных мотивов для художественного изображения в разнообразных видах искусства. Сцены половых актов запечатлены чуть ли не в наскальных рисунках неандертальцев – ничего неестественного для них в этом не было. Только если письменные, рисованные и скульптурные виды откровенных сцен, пришедшие к нам из глубины веков, теперь в большинстве своем воспринимаются как гениальное искусство или раритеты, то за современные творения на ту же тему их автор может запросто угодить в тюрьму. Все это связано, по мнению Прянишникова, с появлением и развитием так называемой морали. Ничего плохого в этой самой морали Сергей Прянишников не видит, но для нормального функционирования секс-индустрии и ее клиентов в России уже давно и срочно все, связанное с людской плотью и сексуальными утехами, нужно законодательно разделить на то, «что можно и что нельзя». Иначе борьба с якобы порнографией превращается в «кормушку для милиции», и в скором времени в нашей стране вообще придется «запрещать секс».

Ведущий специалист Петербурга в области секса доктор Лев Щеглов во многом согласился с рассуждениями Сергея Прянишникова. Как отметил Щеглов, сейчас в сфере эротической продукции «правовое поле – это болото», которое позволяет любые трактовки того, что есть порно, а что эротика. Милиционер может посчитать за порнографию фото обнаженной женской груди и потребовать ареста издания, а, с другой стороны, самая откровенная контрафактная продукция может совершенно спокойно демонстрироваться и продаваться в двух шагах от «бегающих, розовощеких второклассников». При этом, согласно Конституции, любой российский гражданин имеет право как получать информацию (в том числе касающуюся и сексуальной области), так и быть огражденным от нее. Это кажущееся противоречие сможет разрешить только соответствующий федеральный закон, принятие которого длится уже более пяти лет.

Лев Щеглов отметил, что в Петербурге еще со времен Анатолия Собчака работает специальная комиссия, которая пытается хоть как-то ликвидировать пробел в «сексуальном» федеральном законодательстве. Но, как подчеркнул Лев Моисеевич, комиссия может лишь выносить рекомендации (порно или эротика, можно или нельзя, если можно, то где и т.п.), на которые «формально все могут плевать». Тем не менее большинство бизнесменов, работающих в сексиндустрии, заинтересованы в связях с этим городским органом и выполняют его инструкции. Кстати, именно в этой комиссии проходит тестирование продукция, выпускаемая Прянишниковым. Большая ее часть была признана «жесткой эротикой» и посему должна продаваться лишь в спецмагазинах, в спецместах и спецклиентам (взрослым). Запрещены к реализации были лишь один-два видеофильма, причем, по воспоминаниям Сергея Прянишникова, в одном из этих случаев самые жаркие споры возникли вокруг трактовки сцены, в которой две девушки хлещут друг друга мухобойками.

Между тем сам Сергей Прянишников, по его словам, уже минимум три года безуспешно пытается добиться от федеральных министерств и ведомств описания «правил игры» на рынке продукции сексуального характера. Так, в МВД в ответ на его запрос, что же такое порнография, ему было заявлено: это то, что «вызывает низменное сексуальное возбуждение». Сергей Викторович попытался уточнить, чем отличается «низменное» возбуждение от «высокого», и получил новый ответ: «порнография возбуждает похоть». Сергей Прянишников опять искренне изумился – мол, вряд ли сцена полового акта между двумя гомосексуалистами может вызвать похоть у «натурала», и наоборот. На что, наконец-то, из МВД пришло письмо, в котором заявлено, что вопрос определения порнографии «в их компетенцию не входит». Аналогичные по смыслу бумаги Сергей Прянишников получил и из Министерства юстиции, и из Верховного суда.

В Петербурге, кстати, с различиями между порнографией и эротикой дело обстоит несколько проще – благодаря работе вышеупомянутой комиссии по эротике. Лев Щеглов, заместитель главы этой комиссии, отметил, что под порнографией, изготовление и распространение которой попадает под действие Уголовного кодекса, в нашем городе понимаются сцены педофилии (это с детьми), зоофилии (это с животными), некрофилии (это с трупами) и содержащие акты агрессии или насилия (это как в спорном случае с мухобойками). Но в целом, как отметил Лев Моисеевич, его позиция в данном вопросе во многом схожа с фрейдистским пониманием культуры, как «системы придуманных ограничений». Сегодня они есть – завтра их нет. Но с ними нужно считаться, поскольку, привел пример доктор Щеглов, если принято «отправление естественных надобностей в клозете, а не на площади», то так делать и нужно. Аналогично и с порнопродукцией: «Нужны регулятивные механизмы и прозрачные правила игры».

Павел Тимофеев,

Фонтанка.ру

P.S. Доктор Щеглов также высказался и об использовании темы борьбы с порнографией накануне выборов. По его словам, ужесточение этой борьбы в период агитационных кампаний – «затертая карта в политических играх». Никто всерьез этой проблемой заниматься не хочет и не будет. «В этой жизни все зависит от личностей, кроме замечательной группы людей, которые называются «политики», - отметил Лев Щеглов. Так что проблема «эротики-порнографии» сразу после выборов, скорее всего, будет забыта в очередной раз.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор