18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
17:55 22.09.2018

ЗАКОН – ЧТО ДЫШЛО?

25 августа в городском суде продолжится рассмотрение жалобы кандидата в губернаторы Санкт-Петербурга Виктора Ефимова, оспаривающего законность решения избирательной комиссии о регистрации Анны Марковой в качестве кандидата в губернаторы.

ЗАКОН – ЧТО ДЫШЛО?

25 августа в городском суде продолжится рассмотрение жалобы кандидата в губернаторы Санкт-Петербурга Виктора Ефимова, оспаривающего законность решения избирательной комиссии о регистрации Анны Марковой в качестве кандидата в губернаторы. Стоит отметить, что две аналогичные жалобы г-на Ефимова, касающиеся регистрации Сергея Прянишникова и Алексей Тимофеева, были отклонены. После этого большинство наблюдателей уверилось, что третий процесс завершится достаточно быстро. Вскоре, однако, стало очевидно, что события приняли неожиданный оборот.

Суд принял решение затребовать из ГУВД подробную «расшифровку» всех справочных материалов, представленных в избирком, и фактически провести еще одну детальную проверку подписей, представленных Марковой. То есть, формально, речь идет не о проверке, а о выяснении истины, но разница невелика. Особенно, для г-жи Марковой, которой придется параллельно вести кампанию – и доказывать свое право на участии в ней. Между тем, ее возможности по сбору доказательств весьма ограничены. Многие политики наивно полагали, что положение закона, запрещающее проводить проверку путем опроса избирателей, направлено на защиту прав кандидатов. Оказалось, все наоборот: Марковой надо доказать, что, по крайней мере, 600 автографов – настоящие. Но сделать это можно, лишь проведя запрещенный опрос. Удастся ли ей выбраться из замкнутого круга, пока непонятно, и сегодня уже никто не берется предсказывать, когда завершится процесс и каким окажется вердикт суда. Впрочем, дело не только в том, окажется ли фамилия вице-губернатора в избирательном бюллетене: на поверку выясняется, что проблема значительно шире...

Новые избирательные законы гласят, что для проверки подписей, собранные претендентами, избирательные комиссии могут обращаться за помощью в правоохранительные органы. Собственно, никаких принципиальных новаций здесь нет: городская комиссия Санкт-Петербурга и прежде активно пользовалась данными ГУВД. Однако, в ходе нынешней губернаторской кампании грянул скандал. ГУВД сочло, что у значительной части кандидатов процент брака в подписных листах значительно превышает установленные законом нормы. В ответ кандидаты заявили, что представленная компетентными органами информация не вполне достоверна. Избирком, принимая решение о регистрации, учитывать эту информацию в полной мере тоже не стал, и практически все претенденты, сдавшие подписные листы, получили официальные удостоверения. ЦИК устами своего председателя Александра Вешнякова признал действия горизбиркома правомерными, но Виктор Ефимов счел, что они нарушают его права, и обратился в суд, оспаривая решение о регистрации трех своих соперников.

Правда, о каких именно правах шла речь, было непонятно: заявления были составлены достаточно безграмотно. Да и вообще, бросалось в глаза, что к первым двум процессам заявитель не проявлял особого интереса. Достаточно сказать, что на «дело Тимофеева» его представители вообще не пришли. Зато к «делу Марковой» подготовились куда более серьезно. Заявление было откорректировано, очевидные «ляпы» типа «бездействия избирательной комиссии» устранены, требования уточнены.

А вот избирком, который должен был отстаивать в судах свое решение о регистрации кандидатов, действовал с точностью до наоборот. Проверкой подписей всех трех «сомнительных» (с точки зрения Ефимова) кандидатов занималась одна и та же рабочая группа избирательной комиссии. По уму, именно ее председатель Сергей Ованисьян и должен был бы объясняться со служителями Фемиды. В случае с Сергеем Прянишниковым так оно и случилось, и, судя по вынесенному вердикту, Сергей Амбарцумович блестяще справился со своей задачей, после чего...комиссия отстранила его от участия в процессах. Представителем избиркома на суде по «делу Марковой» стал Дмитрий Краснянский, который, судя по его заявлениям, полностью доверяет данным ГУВД. Может ли человек, искренне убежденный в том, что процент брака в подписных листах Анны Борисовны превышает установленную норму, обосновать законность решения о ее регистрации? Понятно, что его объяснения будут...ну, скажем так, не вполне убедительны. Г-н Краснянский сообщил, что никакие документы, опровергающие сведения «компетентных органов», комиссии представлены не были. Хотя, по словам Сергея Ованисьяна, он лично настаивал на том, чтобы в суд были переданы ксерокопии паспортов сборщиков, которые почему-то не числятся в базе данных ГУВД...

«Да я, честно говоря, и не хотел сюда идти, это случайно так получилось», - сказал зампред горизбиркома, отвечая на резонный вопрос о том, почему отстаивать решение о регистрации Марковой поручили именно ему, а не кому-то из тех членов комиссии, которые за него голосовали. Верим на слово: будем считать, что все объясняется простой случайностью. Но под такую «случайность» может попасть не только Анна Борисовна, но и любой другой кандидат, участвующий в любых других выборах. И это – первый вывод, который приходится сделать.

Второй –– касается качества информации, поступающей в комиссии из «компетентных органов». Очевидно, что в их базе нет и не могло быть данных об избирателях-военнослужащих, а также об иногородних сборщиках: всех их объявили «мертвыми душами». Однако, несуществующими объявлялись и вполне гражданские лица с питерской пропиской: подобные факты приводили практически все кандидаты. Например, когда ГУВД «забраковало» 200 амосовских сборщиков, «яблочники» бросились проводить собственную проверку. Успели найти 67 человек: у 64 из них все данные в подписных листах были указаны совершенно правильно. После этого «компетентные органы» отозвали свои справки.

Кроме того, в избирком представили информацию не о количестве недостоверных подписей, а о количестве нарушений, что вовсе не одно и то же. Допустим, кто-то из сборщиков внес в подписной лист информацию о вымышленном Иване Ивановиче Иванове. При проверке такого автографа будут зафиксированы ошибки в имени, фамилии, отчестве, паспортных данных, годе рождения и информации о месте жительства, то есть, как минимум, четыре нарушения. А, возможно, и больше: по словам Сергея Ованисьяна, 700 нарушений, выявленных органами ГУВД при проверке данных тимофеевских сборщиков, относились к 74 людям. И тут надо учесть еще одно обстоятельство. В прошлые годы ГУВД, фиксируя ошибку, указывало, как на самом деле должны выглядеть данные избирателя. На сей раз их решили не разглашать: в результате перепроверить присланные из ГУВД справки было чрезвычайно трудно.

Можно до бесконечности гадать, связано ли это с несовершенством базы, небрежностью или чьим либо пожеланием. Ясно одно: история рискует повториться на любых других выборах. В конце концов, никакой ответственности за достоверность представленных ими сведений сотрудники ГУВД не несут...

То же касается экспертов-графологов, дающих заключения о достоверности подписей. По утверждению зампреда избиркома Дмитрия Краснянского, кандидат, не согласный с правильностью заключений, может подать на эксперта в суд. Но – что принципиально – не в рамках избирательного законодательства, а в обычном порядке. То есть, на практике отказ в регистрации на основании таких документов может быть оспорен только...после окончания кампании, когда это никому уже не будет нужно...

Вообще, по мнению представителей прокуратуры, выступавших на процессах по двум первым заявлениям Виктора Ефимова, избирательные законы, позволяющие привлекать «компетентные органы» к проверке подписей, входят в противоречие с законами о милиции и об экспертной деятельности. По этому поводу было даже принято частное определение в адрес городской избирательной комиссии и ЦИКа. Но когда дело дошло до третьего заявления Виктора Ефимова, все эти аргументы не сработали.

Не сработали и аргументы другого рода, опять же звучавшие из уст представителей прокуратуры. По закону отмена регистрации кандидата возможна лишь на основании ограниченного перечня оснований. Правда, заявитель добивается не отмены регистрации, а отмены решения комиссии о регистрации, но, по существу, это одно и то же. Такой точки зрения, между прочим, придерживается и ЦИК: в ходе прошлогодней кампании по выборам депутатов ЗС туда обращались с заявлением об отмене решения о регистрации одного из претендентов, но ведомство Вишнякова однозначно заявило, что сделать этого не может ни при каких условиях, и пусть заявители обращаются в суд. В «деле Марковой», однако, демонстрируется совершенно иной подход. Но о каком равенстве кандидатов, гарантированном законом, можно вести речь в такой ситуации?

Впрочем, этот вопрос – из серии риторических, и касается от не только сбора подписей. А судебная проверка подписных листов Анны Марковой - лишь своего рода «лакмусовая бумажка», позволяющая судить о том, что может нас ждать дальше. Особенно, в ситуации, когда лидером одной из партий, которые будут участвовать в думских выборах и собирать подписи для регистрации, является министр внутренних дел...

Виктория Работнова,

специально для «Фонтанки.Ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...