18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
13:49 20.08.2018

НОВОЕ ВРЕМЯ МУНИЦИПАЛЬНОЙ ВЛАСТИ

Реформа местного самоуправления – источник давних ожесточенных споров. Однако все-таки она движется вперед. Один из авторов проекта передал в редакцию "Фонтанки" материал, который, на наш взгляд, будет интересен всем, кто интересуется муниципальной реформой. Ведь касается она каждого горожанина.

НОВОЕ ВРЕМЯ МУНИЦИПАЛЬНОЙ ВЛАСТИ

11 июня 2003 года начался отчет нового времени для местного самоуправления в Петербурге: 38 депутатов Законодательного собрания одобрили разработанную Союзом правых сил концепцию реформирования муниципальной власти, приняв решение о проведении опроса граждан по вопросу установления новых границ муниципальных образований. Муниципалитеты возвращаются на уровень 13 внутригородских районов и 9 городов-пригородов. Дело осталось за малым – за летние месяцы городскому правительству предстоит провести этот опрос, а в сентябре городской парламент должен утвердить законом новую схему органов местного самоуправления. К тому же предлагаемая реформа полностью вписывается и в новый федеральный закон, вступление которого в силу ожидается не позднее ноября этого года.

Но то отчаянное сопротивление, которое сегодня оказывается по всем направлениям продвижения муниципальной реформы в Петербурге, позволяет говорить об оформившемся лагере оппозиции. Прежде всего, в него входят главы территориальных районных управлений, должности которых становятся выборными, а все полномочия по распоряжению собственностью и бюджетом передаются в ведение райсоветов. Во-вторых, это новый слой муниципальной бюрократии, сложившейся за последние три года из освобожденных депутатов и чиновников 111 местных советов, которые в результате реформы будут вынуждены отстаивать права своих избирателей исключительно на безвозмездной основе. Третья сила – это старая смольнинская номенклатура. Сотрудники временной горадминистрации всеми силами пытаются сохраниться на своих постах и после губернаторских выборов, а в случае появления сильных муниципальных образований на уровне районов в городском правительстве потребуются новые политические «тяжеловесы», способные наладить принципиально иную схему управления Петербургом. Понятно, что для этой роли нынешние чиновники, привыкшие доказывать свою незаменимость в условиях «мутной воды» сегодняшней муниципальной сотни, явно не подходят.

Союз правых сил, как ответственная политическая партия, готов к открытой дискуссии, благо представители оппозиции уже сформировали свои основные претензии по предлагаемой муниципальной реформе в Петербурге. И мы готовы высказаться по каждому пункту обвинений, причем полностью уверенные в своей правовой позиции, выработанной лучшими российскими и городскими юристами, не станем утомлять излишними нормативными аспектами, остановившись на главном.

1. Нас обвиняют в том, что учет мнения граждан по созданию муниципальных районов проводится в форме представительного опроса, а не в виде 111 местных референдумов, что нарушает права жителей и о чем даже направлен запрос в Уставный суд Петербурга.

Впервые городской парламент в прессе обнародовал подробные границы территорий будущих муниципальных районов, определил сроки опроса и общее количество опрошенных – не менее 70 тысяч горожан в равных долях по каждому району. Впервые, потому что те, кто сегодня вдруг вспомнил о правах жителях, до сих пор не могут представить результаты опроса, якобы проведенного в 1996 году, на основании которого Петербург растащили на 111 муниципальных лоскутков. Все разговоры о местном референдуме лукавы изначально и призваны похоронить любые попытки изменений: решение о назначении референдума принимают действующие муниципальные советы, а минимальная явка избирателей должна превысить 50 процентов. При этом, достаточно забавными выглядят заявления отдельных председателей муниципальных советов, считающих, что инициатива по реформе местного самоуправления должна исходить от них, поскольку только они, дескать, представляют интересы своих избирателей. Дежавю по-питерски: большинство нынешних местных депутатов было избрано летом 2000 года при средней явке избирателей в 7 процентов, когда обладателем мандата становился кандидат, набравший 200 голосов. Безусловно, это не идет ни в какое сравнение с проектом 11 июня, который был поддержан представителями всех федеральных партий – СПС, «Яблоко», КПРФ, «Единая Россия», - которые, даже при возможной политической апатии общества, представляют интересы более 70 процентов горожан. Есть, правда, еще более простой способ выяснения степени народной поддержки сохранения 111 муниципалитетов или воссоздания 22 исторически сложившихся районов: спросите любого горожанина, в каком районе города или в каком муниципальном образовании он проживает? Кроме счастливых обитателей пригородов, где эти границы совпадают, вряд ли кто-нибудь вспомнит номер своего муниципалитета, но район назовет несомненно.

2. Нас обвиняют в том, что создание муниципальных районов приведет к ликвидации территориальных районных управлений и, как следствие, к потери управляемости единым городским хозяйством.

С точки зрения здравого смысла, если, конечно, не вспоминать идеалистические построения старика Беркли, логика отсутствует абсолютно – сокращение чиновников отдела по защите материнства и детства вряд ли приведет к падению рождаемости. Так и здесь, сокращение районных чиновников, избрание главы вместо его назначения, принятие решений по расходованию бюджета и по вопросам застройки на открытых заседаниях райсоветов, сделает власть ответственной перед жителями, а не перед вышестоящим начальством.

При этом Союз правых сил считает, что надо пойти еще дальше - выборы депутатов районных советов должны проходить исключительно по партийным спискам. В этом случае народные избранники окажутся под действенным и эффективным контролем со стороны той политической силы, программу которой поддержало большинство избирателей. К слову сказать, в подавляющем большинстве европейских стран выборы в органы местного самоуправления второго уровня проходят по партийным спискам. В то же время и в рамках нашей исторической традиции заложен подобный принцип представительства: согласно действовавшей до октября 1917 года «Инструкции о порядке выборов в районные городские думы Петрограда» голосование производилось исключительно за списки. Мы за соревнование муниципальных программ политических сил, с которых можно спросить и призвать к ответу, хотя бы потому, что они заинтересованы в сохранении своего реноме из-за огромного числа выборов, в которых они принимают участие (Государственная Дума, Законодательное Собрание, губернатор, президент) и на которых они могут лишиться народной поддержки. Альтернатива известна - подкуп избирателей депутатами-одномандатниками в виде пустых обещаний и отнюдь не пустых продовольственных наборов, которых невозможно отозвать и которые очень падки на «конструктивное сотрудничество» с исполнительной властью.

Все страхи о потери управляемости мегаполисом навеяны кошмарами из советского прошлого, прочно осевшего в головах районных бюрократов. А сегодня город управляется, и если да – то хотелось бы знать, в чьих интересах? И если на юбилейных торжествах мы превозносим Петербург как европейский город, то чем наши горожане хуже жителей Гамбурга, Парижа, Манчестера, Стокгольма, Мадрида, которые имеют право избирать районные магистратуры, ольдерменов, мэров, или кто-то считает, что в этих мегаполисах разрушено управление городским хозяйством? Отнюдь. Ведь всем нам известно, о какой управляемости городом пекутся нынешние властные оппозиционеры – телефонное право вышестоящего начальника решать любые вопросы вне зависимости от формы собственности и народного представительства.

Союз правых сил, как партия современных профессиональных менеджеров, считает, что именно выборность районных администраций позволит наконец-то преодолеть их многолетний кадровый застой, откроет возможность молодым специалистам занять прежде недоступные для них должности в среднем звене петербургского чиновничества, причем благодаря своему таланту, а не взяткам.

3. Нас обвиняют в том, что предлагаемая нами двухуровневая схема местного самоуправления приведет к росту бюджетных расходов и создаст хаос во взаимоотношениях муниципалитетов различных уровней.

Все-таки прав был Кант: «Три пфеннига в кармане, это не три пфеннига в голове». Звон трех монет, постоянно перебираемых чиновником в своем кармане (хотя в своем ли), не позволяет ему взглянуть на предлагаемую реформу исходя из интересов большинства горожан, а не из возможного расчета получения коррупционной прибыли но уже другим чиновником.

Сохранение низшего звена на уровне 102 муниципалитетов при одновременном создании 22 районных советов – вынужденная необходимость сегодняшнего дня, обусловленная тем, что с одной стороны, отсутствуют законные юридические процедуры для упразднения ранее созданных муниципальных образований (мина, заложенная в 1997 году), а с другой стороны, в пригородах Петербурга существуют исторически сложившиеся 20 поселков (Репино, Шушары, Металлострой и т.д.), которые вполне объективно оформились, как местное самоуправление. В то же время ни о каком росте муниципальной номенклатуры речи не идет: согласно закону все депутаты будут работать исключительно на неосвобожденной основе (сегодня в каждом муниципальном совете работает в среднем по 5-6 депутатов с зарплатами выше 15 тысяч рублей). В результате перевода государственных служащих нынешних территориальных управлений в муниципальные служащие районных администраций произойдет существенное сокращение чиновников именно высшего звена, имеющих неоправданно высокие зарплаты и привилегии. По самым скромным расчетам, бюджетная экономия на содержание чиновников в результате предлагаемой реформы составит около 700 млн.рублей.

Для примера: все европейские города живут в условиях многоуровневого местного самоуправления, в Дании – 4-х уровневого. По новому федеральному закону вся Россия переходит на двухуровневые муниципалитеты. Проблема в понятном и четком разграничении полномочий, наделении муниципалитетов реальными бюджетами и собственностью, осуществлении понятных для населения функций, за которые можно спросить, а в случае недовольства просто перестать платить – вывоз мусора, ремонт подъездов, сохранность игровых площадок и скверов, охрана территории. Хаос – это не наличие двух выборных структур управления с четко разграниченной компетенцией и финансовой ответственностью перед населением, а советская модель жилищной номенклатуры – все отвечают за все, и никому ни до кого нет дела.

Так уж случилось, что 11 сентября обозначено датой, когда Смольный должен представить в городской парламент результаты опроса горожан о муниципальной реформе. Или не представит. Но тогда последствия 11 сентября для исполнительной власти города окажутся катастрофическими. И дело совсем не в исторических аналогиях.

Евгения Шатерина,

председатель Муниципального собрания Санкт-Петербурга

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.