Дом для петербургской элиты: сегодня и сто лет назад
www.fontanka.ru
С самого начала основания Санкт-Петербурга в городе всегда была прослойка людей, которую определяли как «знать». Не обязательно дворяне-аристократы, но обязательно — люди знатные, то есть известные всем и каждому. На них заглядывались, знакомством с ними гордились, им старались подражать. Ведь известные люди Петербурга даже жили несколько по-иному, чем все.
Как менялся взгляд на элитное жилье
ГЛАВА 1
Коммуналки ХIХ века
К концу XVIII века Петербург заметно вырос, и к завершению правления Екатерины II его численность составляла уже 230 тысяч человек. Город из деревянного постепенно становился каменным (об исключительно каменных, из кирпича, «образцовых домах» когда-то мечтал еще Петр I).
Понятно, что с увеличением численности населения возникла и необходимость в строительстве жилых домов. Поэтому в начале XIX века в Петербурге появляется новый вид бизнеса — строительство так называемых доходных домов: массовое их возведение пришлось на 30-40 годы XIX века. Самые предприимчивые домовладельцы возводили сразу по несколько зданий.
Надо сразу подчеркнуть, что не только дворцы и особняки создавали в те годы неповторимый архитектурный облик Петербурга.

Именно доходные дома, размещаемые плотно друг к другу, расширяющиеся лишь вглубь своих тесных дворов (так появились известные всему миру питерские «дворы-колодцы»), очень сильно влияли на новый вид города.

Строительный устав, утвержденный в 1857 году, разрешал строить многоэтажные флигели очень тесно, главное, чтобы между ними соблюдалось расстояние не менее двух сажень (1 сажень = 2,16 метра). К строительству доходных домов привлекались известные архитекторы, а дома получали названия по именам своих первых владельцев.

Нелишне напомнить, что нумерация домов и названия улиц в Санкт-Петербурге появились лишь при генерал-губернаторе Федоре Трепове — в царствование Александра II, а до этого извозчики возили к «именным домам».

(с) Федор Шумилов "Анатомия Петербурга"
Самый распространенный вариант квартирографии доходных домов «коридорная система». Что с местами общего пользования? Помните у Владимира Высоцкого: «На 38 комнаток всего одна уборная»? Это про доходные дома, которые после революции будут национализированы и превратятся в знаменитые коммуналки.

Состав жильцов доходных домов был очень пестрым. Но расселялись люди по этажам в соответствии со своим социальным статусом. Первые этажи, как правило, снимали владельцы магазинов, ателье, модных салонов. На втором проживали конторские служащие.

Самым престижным был третий этаж там селились банкиры, купцы, промышленники. Выше третьего этажа жил люд победнее, а мансарды, мезонины и чердаки сдавались студентам и представителям богемы, иногда — отставным военным низших чинов. Богатые люди часто снимали целые этажи «барских квартир». Сами домовладельцы проживали тут же.

Как правило, в каждом доме были две лестницы — парадная и «черная»; парадная выходила на улицу, «черная» во двор и предназначалась для прислуги и торговцев-разносчиков (прислуга жила в комнатах возле «черной лестницы»).
Две лестницы, два мира
В романе «Бедные люди» бытописатель Петербурга Федор Достоевский дал прекрасную характеристику этим двум лестницам.
Одна — «чистая, светлая, широкая, все чугун да красное дерево», другая — «винтовая, сырая, грязная, ступеньки поломаны и стены такие жирные, что рука прилипает, когда на них опираешься. На каждой площадке стоят сундуки, стулья и шкафы поломанные, ветошки развешаны, окна повыбиты; лоханки стоят со всякой нечистью, с грязью, с сором, с яичной скорлупою да с рыбьими пузырями; запах дурной... одним словом, нехорошо».
Доходный дом Бака, Кирочная 24. (с) из официальной группы vk.com/kiroch24
Квартиры в доходных домах в основном сдавались на год. С 1893 года помимо аренды квартиросъемщик еще и платил налог государству. Стоимость аренды зависела от местоположения дома, от количества комнат, этажа, качества дополнительных услуг. Как и сегодня, котировалось жилье в центре: пятикомнатная квартира на Литейном обходилась в 800850 рублей в год (учитель гимназии получал в год от 750 до 1500 рублей).
Люди беднее снимали не квартиры, а комнаты. Тогда же появилось и понятие субаренды: когда снимавший квартиру-«трешку» мог одну из комнат переуступить, например, бедному студенту; а тот, в свою очередь, пускал к себе на ночлег сокурсника, сдавая ему в этой комнате «угол».

Для учета жильцов домовладельцы завели специальные «домовые книги». В контракте с арендаторами были расписаны мельчайшие подробности быта: съемщику, например, запрещалось без особого разрешения держать в квартире пианино и выпускать собак и кошек на лестницу.

Постепенно доходные дома приобретали модные по тем временам системы коммуникаций: лифты, телефоны, гаражи. Многие из них имели собственные электростанции, прачечные, котельные, мусоросжигательные печи, снеготаялки.

Еще раз подчеркнем: несмотря на очевидный коммерческий интерес домовладельцев XIX века, они внесли неоценимый вклад в создание нового архитектурного облика Санкт-Петербурга.

И многие оставшиеся после них доходные дома стали своеобразными визитными карточками нашего города.

Доходный дом Бака, Кирочная 24. Оценочная опись дома 1909 г., собраны фио арендаторов, данные о квартирах: количество комнат и пр. Читаем про кв.2: Военный министр (Редигер А.Ф.) 22 комнаты с контрактом, 1 кухня, 3 ванных, 3 ватерклозета, 2 передних, 3 людских. Годовая арендная плата - 8000 рублей.
(с) из официальной группы vk.com/kiroch24
ТРИ ДОМА — ВИЗИТНЫЕ КАРТОЧКИ ПЕТЕРБУРГА
Дом Мурузи
Находится на Литейном проспекте, 24 (№27 — по улице Пестеля, №14 — по улице Короленко).
Время строительства — 18741877 годы. Автор проекта — архитектор Серебряков (при участии архитектора Шестова).
Дом построен для семейства Мурузи, глава которого — князь Александр Дмитриевич — потратил на этот огромный проект все свои сбережения. Архитектурный стиль — неомавританский.

В доме были предусмотрены отопление, водопровод и паровая прачечная. В здании находились 28 ванных комнат. В бельэтаже располагалась 26-комнатная квартира.

wikipedia.org
В доме Мурузи в разное время жили сын Пушкина Александр, Николай Лесков, Зинаида Гиппиус и Александр Мережковский, Александр Блок, Максим Горький. А уже после Великой Отечественной войны Иосиф Бродский с родителями (воспоминания об этом периоде — в его известном англоязычном эссе «Полторы комнаты»).
Дом Розенштейна (или Дом с башнями)
Здание находится на площади Толстого (Большой пр. П.С., 75), центральной частью обращено к Каменноостровскому проспекту, боковыми фасадами выходит на Большой проспект и улицу Льва Толстого.
Строительство в 1912 году начал архитектор Розенштейн (в проектировании помогал архитектор Белогруд), строил для себя как доходный дом. В архитектуре использованы стили неоренессанс и неоготика. Из-за увлеченности Белогруда Средневековьем (архитектура замков) дом похож на лондонский Биг-Бен.

Во всех квартирах дома были установлены газовые плиты, встроенные шкафы и калориферы для сушки полотенец, ванны, утопленные в пол.

В доме жили писатель Леонид Андреев и певец Алексей Давыдов. Сегодня там находится театр «Русская антреприза имени Андрея Миронова» (любопытно, что до революции закладной на дом владел дед артиста Миронова — Семен Менакер).

wikipedia.org
Дом Бадаева (или Дом печального ангела)
Расположен на пересечении улиц Восстания и Жуковского (улица Восстания, 19).
Построен в 1906 году по проекту архитектора Василия Косякова (вместе с братом Георгием и архитектором Подберевским). Заказчиком выступал староста домовой церкви при Петербургской духовной семинарии Пантелеймон Бадаев — владелец нескольких петербургских домов и хозяйственных строений (в частности складов, известных нам как «Бадаевские»). Архитектурный стиль — модерн. Дом богато украшен эркерами, балконами, лепниной, майоликой...
Спроектирован дом асимметрично, что особенно видно со стороны улицы Жуковского: правое крыло вдвое короче левого и украшено значительно скромнее.

«Крылья» соединяются закругленным углом, украшенным декоративным фронтоном с барельефом крылатой фигурой девушки — печального ангела.

В «богатом крыле» жили люди состоятельные (в основном промышленники): в парадных топились камины, гостей встречали швейцары. В другом крыле жили люди скромные, разночинцы.

wikipedia.org
ТОЛСТОВСКИЙ ДОМ В ЗЕРКАЛЕ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
Но, пожалуй, главной визитной карточкой Центрального района Петербурга по праву многие горожане считают так называемый Толстовский дом, выходящий одним фасадом на улицу Рубинштейна, 15—17, другим — на набережную Фонтанки, 54. Неофициальное название трех сквозных дворов, соединяющих дом, — «улица зодчего Лидваля».
Как мы помним, Петр I и его царственные наследники очень любили приглашать в Петербург иностранных специалистов. Те и ехали охотно, находя в большом русском городе работу, жилье, возможность создания и развития бизнеса. Таким образом однажды, в мае 1870 года, в петербургской семье шведа Юна Петтера Лидваля и шведки датского происхождения Иды Амалии Флешау родился мальчик Фредерик, который на русский манер станет зваться Федором.

wikipedia.org
Юн Петтер был отличным портным и даже создал крупную швейную мастерскую «Иван Петрович Лидваль и сыновья», но сыну, как и все родители, желал судьбы иной, более престижной и творческой.

Поэтому после начальной школы при евангелической Шведской церкви Святой Екатерины и Второго петербургского реального училища отдал мальчика в Училище технического рисования барона Штиглица ( в советские годы — знаменитая «Муха»).

Там у ребенка проявился талант художника и архитектора, поэтому дальнейшая судьба его была предопределена — годы учебы на архитектурном отделении Императорской Академии художеств (в мастерской архитектора и крупного педагога Леонтия Николаевича Бенуа).
Таким образом Петербург получит прекрасного архитектора Федора Лидваля, по чьим проектам в нашем городе появится более 30 зданий и сооружений.

Самые известные из которых — два доходных дома: дом Лидваля на Каменноостровском проспекте (построен архитектором по заказу своей матери; там же он жил и сам, там же на первом этаже располагалось его проектное бюро) и Толстовский дом на улице Рубинштейна.

И начнет он — на первом этапе своего творчества — с модного в те годы стиля «северный модерн».

Ф.И.Лидваль
wikipedia.org
Северный (или «чухонский») модерн
Это особое направление в русской архитектуре конца X1Х — начала XX века, получившее развитие в Петербурге под влиянием шведской и особенно финской архитектуры национального романтизма. Главные приметы стиля — подобранные с большим искусством сочетания естественных и искусственных отделочных материалов, каждый из которых выигрывает от соседства с другими. Цоколь, как правило, облицован финским, грубо обработанным гранитом, стены верхних этажей покрыты фактурной штукатуркой или отделочным кирпичом. В элементах отделки — орнаменты, созданные на основе северного фольклора или с использованием изображений северной флоры и фауны. Сами здания массивны, как скалы, оконные проемы разнообразны.

Был период, когда «северный модерн» вдруг противопоставили неоклассике (как подлинно национальному — имперскому — стилю), и в определении его даже промелькнули шовинистические нотки («чухонский модерн»). Тем не менее еще перед самой революцией «упрямые архитекторы» будут использовать этот стиль при проектировании доходных жилых домов Петербурга. И слава Богу, что были упрямыми!
Вот в этом стиле — северный модерн — построен и массивный Толстовский дом по заказу генерал-майора графа Михаила Павловича Толстого (внучатого племянника героя Отечественной войны, генерала от инфантерии и кавалера всех российских орденов Петра Александровича Толстого).

Дом построили быстро — с 1910 по 1912 год. Он изначально задумывался как дом для разных сословий, в нем были и простые квартиры для среднего класса, и роскошные — для петербургской знати. Пожалуй, главное, что внешне выделяет этот дом архитектора Лидваля, — высокие «ренессансные» арки-проезды, лоджии на верхних этажах и три знаменитых сквозных двора, объединяющих весь этот огромный и строгий жилой комплекс.
После смерти первого владельца дома (в 1913 году) зданием владела вдова генерал-майора — графиня Ольга Александровна Толстая, урожденная княжна Васильчикова (дочь того самого князя Александра Васильчикова, что был секундантом на дуэли Лермонтова и Мартынова).

А в 1918 году дом национализировали. Со всеми вытекающими последствиями: с появлением коммуналок, с уплотнениями и ссорами соседей. Однако дом — символ эпохи петербургского модерна — оставался таким красивым и притягательным, он так удачно располагался в двух шагах от Невского и Пяти углов, что на протяжении всего XX века в нем стремились обосноваться известные петербуржцы.

Они там и жили: писатели Аркадий Аверченко и Александр Куприн, руководитель Михайловского театра Владимир Кехман и балерина Ирина Колпакова, художник Михаил Шемякин и поэт Евгений Рейн, дирижер Марис Янсонс и спортсменка Татьяна Сац, певец Эдуард Хиль и экономист и государственный служащий Михаил Маневич (кстати, в честь двух последних известных жильцов дома названы два сквера со стороны Шербакова переулка, примыкающего к боковой стене этого здания).
Экономист и государственный служащий Михаил Маневич
Писатель Александр Куприн
Художник Михаил Шемякин
Поэт Евгений Рейн
Певец Эдуард Хиль
Писатель Аркадий Аверченко
В 90-е годы на дом положили глаз и чиновники, и представители того бизнеса, который, как мы понимаем, и бизнесом-то назвать сложно — так, взять-отобрать у других... В доме появлялись новые люди. Потом куда-то исчезали... Некоторые квартиры соединялись, расширялись...

Сегодня, как и сто лет назад, Толстовский дом — это своеобразный Ноев ковчег: живут здесь и петербургская знать, и представители среднего класса, и простые люди, получившие свои квартиры в наследство от советских родственников.
«Нехорошая квартира» Толстовского дома
Естественно, что у Толстовского дома тоже есть свои тайны и легенды.

Традиционно принято считать, что свою «нехорошую квартиру» для романа «Мастер и Маргарита» Михаил Булгаков списал с квартиры № 50 по Большой Садовой, 10, в Москве, где писатель жил в 1921-24 годах. Однако на литературный прообраз «нехорошей квартиры», оказывается, претендует некий адрес и в Толстовском доме. Этот альтернативный вариант озвучивает петербургская писатель-исследователь Марина Колотило.

Итак, в этом доме проживал известный востоковед Дмитрий Матвеевич Позднеев. Были они с Булгаковым знакомы — на сестре Позднеева был женат дядя писателя протоирей Петр Булгаков. В детстве Дмитрий лишился глаза, ему вставили искусственное «яблоко», которое по цвету очень разнилось с глазом настоящим (вспомните, что разного цвета были глаза у Воланда). Голос у него был ниже любого баса (этакий октавист), то есть Дмитрий страшно хрипел и всех пугал. Имел огромного черного кота, которого боялись даже собаки. Однажды профессора арестовали по доносу кого-то из соседей (и Позднеев проклял эту квартиру). Профессора-востоковеда расстреляли в 1937 году. В этот же день умер его кот...

Говорят, что много лет с некоторыми жильцами этой квартиры происходят неприятные вещи: кто-то кипятком обварится, кто-то выбросится из окна... Хотите верьте, хотите нет...
УВЕКОВЕЧЕННЫЙ В КИНО
Совсем не удивляет, что этот дом неоднократно «снимался в кино». Вот фильмы, в которых присутствует Толстовский дом и его дворы:
«Александр Попов»,
«Врача вызывали?»,
«Приключения принца Флоризеля»,
«Вам и не снилось»,
«Зимняя вишня»,
«Рожденная революцией»,
«Женщина в белом»,
«Преферанс по пятницам»,
«Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона»,
«Бандитский Петербург».

Кадры из фильма "22 июня, ровно в 4 часа..." 1992.
скриншот с сайта YouTube
ГДЕ МЕЧТАЛИ ЖИТЬ СОВЕТСКИЕ ЛЕНИНГРАДЦЫ
В 70-80 годы в СССР не было особо богатых, но и особо бедных тоже не было. Кремлевские старцы уже не могли эффективно руководить неповоротливой экономикой, во всех сферах потребления был дефицит.

Основная часть населения ютилась в коммуналках, и об элитном жилье, конечно же, не было и речи. Зато были отдельные районы, которые считались престижными, и в которых всяк хотел жить. В Ленинграде это, безусловно, центр города, Петроградская сторона и Васильевский остров, частично — Московский район.

Из типов квартир котировались «сталинки» (дома с высокими потолками и кирпичными стенами, с паркетными полами и глухими «тещиными комнатами», построенные в 30-50-е годы) и «петровские» дома (если это были не коммуналки, а индивидуальные квартиры).

В 90-е страна рухнула вместе со всеми сферами производства и экономики, в том числе — в области строительства жилья. И увидеть башенный кран в городе стало просто невозможным.
ЭЛИТА ВОЗВРАЩАЕТСЯ И ХОЧЕТ, «ЧТОБ,КРАСИВО»...
Ситуация кардинально меняется лишь в первое десятилетие нового, XXI века. На строительном рынке появляются новые застройщики, жилье можно купить исходя из предложений рынка и согласуясь с собственными представлениями о параметрах «цена-качество». В обиход спустя сто лет возвращается понятие «элитное жилье».
Интересно, а много ли строится качественного жилья для новой петербургской знати? И где предпочитают покупать квартиры обеспеченные и известные люди? Какие требования предъявляют они элитным квартирам?

Как и сто лет назад, петербуржцы предпочитают хорошие квартиры в Центральном районе и на Петроградской стороне (75—80 % в объеме всего спроса). Мало того, эти два района даже своеобразно соревнуются: был момент, когда Центральный район в силу активной застройки занимал на рынке несколько большую долю (55—60 %), а сейчас Петроградский район либо делит эту долю, либо вырывается вперед (в прошлом году, например, 43 % от реализованных квадратных метров было за Петроградским районом и 40 — за Центральным).

В Петроградском районе особое внимание потребителей к Крестовскому и Каменному островам, к домам на Петроградской набережной, традиционно любим и Каменноостровский проспект.
Покупатели элитного жилья пристально вглядываются и в близлежащие к Центру районы. Это, конечно же, Адмиралтейский район — места на набережных, возле известных достопримечательностей, архитектурных ансамблей и садово-парковых зон. На Васильевском острове предпочтение набережным и исторической части острова ближе к стрелке. Также рассматриваются набережные, окаймляющие исторический центр: например, от Сампсониевского до Литейного моста.

Не удивляет интерес к Приморскому району в радиусе Черной речки. Становится популярным и Красногвардейский район, если жилые комплексы находятся на берегу Невы (только здесь покупатели предъявляют к жилым комплексам повышенные требования). Становятся престижными и пригороды: эксклюзивно расположенные — на первой линии Финского залива — комплексы в Курортном районе.
ТЕНДЕНЦИИ РЫНКА
Зафиксирована и новая тенденция это, например, активное освоение Петровского острова (здесь растет спрос и на жилье бизнес-класса, и на элитное). А также появление объектов высокого сегмента в новых (непривычных еще пять-шесть лет назад) локациях, в частности, в Приморском районе (ЖК Stockholm и ЖК Riverside/Setl City).
Кроме этого, эксперты отмечают, что за последние пять лет несколько уменьшилась средняя площадь выведенной на рынок квартиры со 130 кв. м до 115120 кв. м. «Фонтанка» смеет предположить, что желание иметь как можно больше «квадратов»после долгих лет жизни в тесных квартираху петербуржцев перерастает в желание иметь «квадраты» качественные. В конце концов, закон перехода количества в качество придумали не мы...
Но помимо красивой «картинки» из окна (реки, каналы, памятники, зеленые зоны), сегодняшние представители знати учитывают и соседство: центры размещения объектов государственного управления, а также сформировавшиеся зоны проживания политической и бизнес-элиты.

По оценке Ольги Трошевой, руководителя Консалтингового центра «Петербургская недвижимость», в последние пять лет объем реализованного спроса на элитное жилье находится в диапазоне 65—85 тысяч квадратных метров в год. Исключение составил лишь 2014 год, в котором был пик продаж — более 100 тысяч кв. м, или свыше 850 сделок. Но этот пик был зафиксирован и на всем рынке в целом. И объясняется особой макроэкономической ситуацией.

В остальном же до нынешнего года наблюдалась достаточная стабильность. Но в первом квартале 2017 года виден резкий скачок как в объемах ввода жилья, так и в девелоперской активности (то есть вывод новых объектов на рынок в продажу).
Динамика строительства элитной недвижимости в Петербурге
Динамика вывода в продажу элитной недвижимости в Петербурге за последние пять лет составляет 2—3 % от общего объема вывода на рынок строящегося жилья. А скачок в первом квартале нынешнего года объясняется выходом новых проектов на Петровском острове (выведен ЖК «Петровский Квартал на воде»/Setl City — 49 тысяч кв. м).
«ПО ОДЕЖКЕ ВСТРЕЧАЮТ»
Если еще сто лет назад к проектированию доходных домов заказчики привлекали лучших отечественных и иноземных архитекторов (а те, в свою очередь, — лучших инженеров и строителей), то про день сегодняшний и говорить не приходится.
Элитное жилье должно быть выполнено по уникальному архитектурному проекту (это ведь не типовая массовая застройка Зеленограда по методу советского Героя Соцтруда Николая Злобина), либо — с учетом сохранения исторического фасада здания-памятника.

В любом случае внешний вид здания должен быть эффектным, выразительным, запоминающимся. Поэтому сегодняшние архитекторы в фасадах используют гранит и известняк, эти же материалы — в отделке цоколя.

В отдельных проектах используется витражное остекление (отдельное спасибо русскому ученому Михаилу Ломоносову, открывшему для России мозаику, давшую толчок и к производству витражей), тонированное стекло. Декоративная подсветка — тоже в плюс.

ЖК «Дом на Кирочной», Кирочная улица, д.57

ЖК «Риверсайд», Ушаковская набережная, дом 3
И, конечно же, вокруг самого дома должно быть красиво.

(В свое время и Лидваль задумывал сплошной проезд сквозь три двора Толстовского дома, обрамленный узкими полосками газонов с деревьями; это и было, но в советский период планировка, увы, изменилась...)

Сегодня вокруг элитных домов обязателен профессиональный ландшафтный дизайн с малыми архитектурными формами.
А ЧТО ВНУТРИ?
При строительстве Толстовского дома в проекте Лидваля сразу были предусмотрены лифты, прачечная, водопровод. По меркам столетней давности — невиданное роскошество. А каковы сегодня должны быть параметры элитных домов, что входит во внутреннюю «начинку»?

У каждого дома — паркинг: закрытый, отапливаемый (у Толстовского дома было 6 индивидуальных гаражей, которые в советский период переделали... в квартиры).
ЖК «Дом на Кирочной», Кирочная улица, д.57
Входные зоны в элитный дом должны быть просторны, обязателен reception, зал ожидания для гостей. На самих этажах — никаких «коридорных систем»; на один лифтовой холл — желательно не более чем по 4 квартиры (это же не скученные «коммуналки»).

Высота потолков — от трех метров (ну как опять не вспомнить умницу Лидваля: в Толстовском доме высота потолков — 3,4 метра). Окна с большими (при наличии возможностей) проемами или — панорамные (сам профиль деревянный или дерево-алюминиевый); лоджии и балконы остеклены матированным стеклом; возможны открытые балконы и террасы...
ЧТОБ Я ТАК ЖИЛ!
Можно еще долго перечислять «милые пустячки» элитного жилья: бесшумные лифты (с индивидуальной отделкой кабины), спрятанные внутрь здания кондиционеры (сравните с ящиками-монстрами, уродующими фасады и «плюющимися» на пешеходов), повышенная система безопасности (круглосуточная охрана и видеонаблюдение как придомовой, так и внутридомовой территории), очистка холодной воды до состояния питьевой, автономное электроснабжение...

Еще совсем недавно, в конце советского периода, мы могли только вздыхать, оказавшись в Западной Европе (еще попробуй окажись!) и знакомясь с жизнью немцев-французов-голландцев... Казалось даже, что никогда не появятся у нас автопаркинги под домами, будут вечно велосипеды торчать на балконах, рамы — скрипеть, грозя выпасть вместе с хозяйкой, пытающейся помыть окна к Пасхе или майским праздникам, а по подъездам будут вечно шляться все, кому ни лень...

И все же жизнь берет свое, и мы, пусть и недостаточно быстро, но привыкаем к тому, что жизнь с комфортом — это не только прерогатива «загнивающего Запада», что и в наш город наконец-то пришли дома, в которые хочется спешить после работы, с гордостью звать гостей, дома, которые стали по-настоящему «моей крепостью».
Роскошная жизнь: контрасты длиной в сто лет
ГЛАВА 2
Город накануне двух революций
Чтобы наше исследование о том, что считать роскошной жизнью в Петербурге сегодня и сто лет назад, было полноценным, надо вспомнить, что назывался тогда наш город Петроградом, что Россия участвовала в Первой мировой войне, что после знаменитого Брусиловского прорыва в 1916 году снова начались поражения на всех фронтах, а, значит, настроение в народе, в том числе в столице империи, было тягостным.
Всюду ходили мрачные слухи, в частности о том, что хлеба в городе не осталось, что близится голод... К этому надо добавить, что царский двор шатался и доживал последние дни... Главным атрибутом жизни Петрограда в последнюю зиму перед Февральской революцией стали хвосты длинных агрессивных очередей. В общем, упаси Бог жить в период революций!

Люди впадали в «революционный психоз» — в эту особую группу отечественные психиатры потом выделили психические расстройства на фоне надвигающейся революции. Ведь люди теряли почву под ногами, и в Петербурге как грибы множились спиритические кружки и другие мистические общества. В СМИ за 1917 год много информации о суицидах (чаще всего с жизнью прощались молодые женщины, прыгая с мостов в реки и каналы).

Беспокойство и страх выливались в поиски врагов. И первыми «под раздачу» попали полицейские. В них, как в представителях власти, жители столицы видели источник своих бед: поэтому на полицейских началась настоящая охота, их ловили, избивали...
Деморализованные стражи порядка не могли навести в городе элементарный порядок, и тогда «матерью порядка» стала анархия.

Частым явлением стали грабежи частных квартир. Причем врывались в квартиры под предлогом поиска оружия, а по сути это был банальный грабеж.

И тогда во всех частях города стихийно стали создаваться домовые комитеты (заметим — первый раз в истории города): жильцы составляли графики дневных и ночных дежурств у своих подъездов.

Ведут переодетых в гражданское полицейских, Петроград 1917 год. (с) wikipedia.org
В этот период произошли перебои с телефонной связью. И главным средством коммуникаций стали очереди. Начались проблемы с транспортом: редкие трамваи штурмовали толпы ожидающих, бросаясь под колеса, травмируясь на рельсах. Извозчики, оказавшись в выгодном положении, взвинтили цены: по 3—5 рублей за поездку (при зарплате рабочего 50—80 рублей в месяц).
А ЖИЗНЬ ШЛА СВОИМ ЧЕРЕДОМ

Из архива журнала "Ваш Тайный Советник"
Но не поверите, даже в такой ситуации город продолжал жить своей жизнью, в том числе — жизнью роскошной.

В петербургских газетах печаталась реклама об открытии нового рыбокоптильного и гастрономического магазина с семгой и икрой, о продаже французского парфюма, или вот — «СпЪшно продам автомобиль Buccatti, двумЪстный, на ходу, 1500 рублей».

Люди продолжали ходить в театры, хотя волнения коснулись и актерских трупп.
Что давали в театрах?
21 февраля 1917 года во время спектакля «Майская ночь» в Мариинском театре певцы хора Императорской русской оперы демонстративно устроили «итальянскую забастовку» (отказались петь) в знак протеста против низких окладов.

25 февраля (через 2 дня после массовых городских волнений) сборы от билетов резко понизились. Несмотря на это, в Александринском театре состоялся премьерный спектакль «Маскарад» (последняя премьера императорских театров). В Мариинском театре был концерт пианиста Александра Зилоти. В театре Незлобина шел спектакль «Шарманка Сатаны», в Михайловском«Lide e de fransoise», в Народном Доме императора Николая II«Травиата» и бал «Волшебный принц», в Музыкальной драме«Quo Vadis».

Прекратились спектакли в ТОТ самый, первый день революции — 27 февраля.

Первым на «великий переворот» откликнулся Литейный театр. В новой пьесе «Вова-революционер» главный герой под треск пулеметов и звуки «Марсельезы» является в родительский дом и, к ужасу баронской семьи, прикалывает красные ленточки к портретам своих предков. Первый акт шел под сплошной хохот публики...
Из-за проблем с транспортом в Петрограде появилась новая услуга — аэротакси: ежедневные перелеты аэропланов по маршруту Гатчина — Красное Село — Петроград, а также в Мшинскую, в Вайвару (Эстония).

Петербургская знать своеобразно страдала в период военных и предреволюционных лишений. С конца 1916 года в России был запрещен ввоз из-за границы предметов роскоши: перчаток, шляпок, зонтиков, лорнетов в оправе из драгоценных металлов, фарфора, устриц, омаров...


Дамский журнал для хозяек, октябрь 1917 года.
wikipedia.org
Самым ажиотажным спросом пользовались… импортные серебряные кнопки для дамских платьев. Причем владелицы этой галантерейной фурнитуры понимали толк в истинном шике: кнопки пришивались не снаружи изделия, а изнутри, и только сама дама знала, каким роскошеством она обладает...

Все это не могло не повлиять на изменение моды. В нарядах петербургских модниц стало меньше кружев, страусиных перьев, дамы распустили корсеты и укоротили юбки — в моде стал военный стиль (мы бы сейчас сказали — «милитари»): строгие пальто с лацканами вместо мехов, строгие шляпки...

Из моды вышло все немецкое. Стало модным пропагандировать... немодный образ жизни. Даже общества специальные — по борьбе с модой — стали возникать одно за другим...
БРЕНДЫ НА ВСЕ ВРЕМЕНА
А сейчас мы назовем несколько торговых марок, гремевших в России перед революциями, а вы сами вспоминайте — известны ли они вам.
Ювелирные украшения — от Карла Фаберже, Павла Овчинникова и Болина.
Часы — от Лонжина и Бурэ.
Меха — от Мертенса.
Шоколад — от Жоржа Бормана.
Рояли и пианино — от братьев Дидерикс.
Швейные машинки — от Зингера.
Водка — от Смирнова.
Коньяк — от Шустова.
Пиво — самые известные бренды: «Калинкин», «Бавария», «Вена», «Дурдин».

Реклама коньяка Шустова, 1900 годы
wikipedia.org
ВМЕСТО ЭПИЛОГА
Только вам, читатели, решать, насколько за сто лет изменились жизнь петербургской знати да и само понятие роскошь. Конечно, в 1917 году не было понятия «умный дом» (это когда вам не надо беспокоиться о том, забыли ли вы в квартире выключить, например, утюг: какая-то хитроумная «машинка» все сделает за вас и сообщит вам результаты своих «трудов»).

Но что-то неуловимо схожее есть в неистребимом желании видеть из окна вечные воды Невы (или ее притоков) и каналов, высокие деревья и красивые памятники, знать, что у тебя надежная и красивая машина в теплом гараже, что рядом живут тихие и неназойливые соседи, в магазинах — хорошие товары, в школе у ребенка — прекрасные учителя, а в твоей семье все живы и здоровы, мир, лад и счастье. Ну разве это — не роскошь? Причем на все времена.

Материал публикуется в партнерстве с компанией «Петербургская Недвижимость».

Автор текста: Галина Леонтьева
Координатор проекта: Елена Таранущенко
Верстка/дизайн: Светлана Григошина
Видео, фото: Алексей Рожнов
Корректор: Елена Иванова

В статье использован мультимедийный контент "Фонтанки.ру" и фотографии из открытых источников: wikipedia, c официального сайта Setl City.