«Выходные в оф­лайне — это рос­кошь»
Четыре петербургских бизнесмена —
о первых мобильных и способах общения с сотрудниками
Как выглядели мобильные телефоны в 90-х и почему ими можно было колоть орехи, чем хороши стикеры в Telegram и почему важно всегда быть на связи? Во втором материале спецпроекта Tele2 и «Фонтанки» четыре петербургских бизнесмена рассказывают, какие гаджеты обязательно берут с собой в отпуск и какими программами пользуются для переписки с коллегами и партнерами.

Игорь Водопьянов, управляющий партнер УК «Теорема»
Управляющая компания «Теорема» работает в сфере коммерческой и жилой недвижимости.

Первый мобильный телефон у меня появился примерно в 1992 году. Это была то ли Nokia, то ли Motorola. Весил этот телефон килограммов пять, труба к нему крепилась с помощью шнура. Когда я приходил с ним в ресторан, то был очень крутым чуваком. Телефонов тогда почти ни у кого не было, и благодаря нему моя самооценка сильно выросла.

Сейчас у меня iPhone 7. Не испытываю никакой антипатии к Android, просто так исторически сложилось. Год проходит, покупаю новый телефон. Дело в том, что со временем он начинает хуже держать зарядку.

Со своими сотрудниками я в основном общаюсь в мессенджерах. Почта — это какая-то архаика. Если мысль можно изложить в сообщении, то лучше отправить сообщение. Самый перспективный мессенджер, на мой взгляд, — это Telegram, но поскольку он не у всех есть, то больше пишу в WhatsApp.

Большой плюс Telegram — в секретном чате можно установить время, через которое удалится сообщение. Очень удобно для переписки с девушками. Стикерами тоже пользуюсь: есть котики, «Мадагаскар», «Ну погоди». Серьезным людям шлю серьезные стикеры — с Абрамовичем, например.

В офисе я бываю не каждый день, сейчас такое бурное развитие экономики в стране, особенно в городе, что в принципе на работу можно не ездить. Раньше мы раз в неделю проводили совещание, а теперь примерно раз в месяц.

Всю рабочую переписку я веду в телефоне, и когда еду в отпуск, то не беру с собой ноутбук. Беру айпад — чтобы фильмы в самолете смотреть.


Антон Королев, основатель сети Any Pasta и сервиса ANY.time
В Петербурге расположены три ресторана сети Any Pasta. Сервис ANY.time занимается доставкой продуктов.
Первый мобильный телефон у меня появился в конце 1998 года. Это был огромный металлический Sony Ericsson — им можно было колоть орехи и использовать в качестве средства самообороны. Зато батарейки хватало на неделю.

Я тогда был студентом, но уже работал сомелье в ресторане и неплохо зарабатывал. Телефон подчеркивал мой высокий социальный статус. Связь была дико дорогой, но первые 10 секунд можно было говорить бесплатно. И вот люди ходили с этими трубками и общались по 10 секунд. Классическая постсоветская история: на «Мерседесе», но в коммунальной квартире.

Сейчас у меня iPhone 6S. Я стараюсь быть всегда на связи, в отпуск обязательно беру с собой телефон и ноутбук. На мой взгляд, работать надо постоянно, иначе потом сложно включиться в процесс. Когда мне советуют расслабиться, я говорю, что просто не надо напрягаться.

Со своими сотрудниками я общаюсь с помощью облачной CRM-системы «Битрикс24». Там можно планировать задачи, управлять документами, переписываться с коллегами. У системы также есть приложение, которое можно поставить на телефон. Это очень удобно, учитывая то огромное количество информации, с которым приходится сталкиваться каждый день.

Какие-то вопросы по-прежнему решаются по почте — например, переписка с партнерами, у которых нет доступа к «Битриксу». Но вообще я предпочитаю личное общение. Стараюсь не принимать никаких важных решений по телефону.

Кирилл Макаров, совладелец спортивного центра «Динамит», БЦ «Мак Тауэр»
В спортивном центре «Динамит» расположен самый большой в стране центр пляжных видов спорта.
Моим первым мобильным телефоном была Nokia. Это был огромный чемодан с трубкой, как сейчас помню, он хорошо помещался между сиденьями в моей «восьмерке». Я носил телефон в сумке, и когда он звонил, люди пугались.

Мобильный появился у меня примерно в 1994 году. Дело было не в понтах — мне приходилось много ездить за рулем, и телефон действительно был очень нужен. Я очень быстро к нему привык и потом уже не мыслил жизни без него.

Раньше, уезжая в отпуск, я запирал телефон в сейф. Поэтому, например, о кризисе 1998 года я узнал только спустя некоторое время. Я тогда отдыхал в Испании, и на экскурсии заметил, что один из русских туристов всё время отходит и судорожно говорит по телефону. Приехал вечером в гостиницу, позвонил коллегам и узнал, что доллар стоит уже не шесть рублей, а восемь.

Сейчас, уезжая в отпуск, я беру с собой ноутбук. Не люблю читать и писать с телефона. Компьютер в этом плане гораздо удобнее. Хотя я вынужден всегда быть на связи, стараюсь разделять работу и дом.

Вообще я человек несколько старорежимный и, если я могу позвонить, то звоню. Если нужно четко что-то прописать, то пользуюсь электронной почтой. С друзьями переписываюсь WhatsApp. Иногда звоню в нем, но связь плохая — всё равно проще позвонить по телефону.

В офисе я бываю каждый день и всё время нахожусь в контакте со своими сотрудниками. Даже если вопрос не очень значительный, я всегда выберу личную встречу. Живое общение нельзя ничем заменить, так же как хорошую книгу нельзя заменить компьютером.

Юрий Лобынцев, сооснователь Octabrain и платформы Cindicator
Octabrain — студия разработки инновационных приложений. Cindicator — платформа, предсказывающая будущее фондовых рынков.
Первый мобильный телефон у меня появился примерно в 2000 году, это был Siemens. Я тогда учился в десятом классе, и мне казалось, что без мобильного уже никак нельзя. У всех прогрессивных чуваков были телефоны, и, чтобы оставаться в теме, важно было иметь возможность созваниваться с друзьями.

Сейчас телефон для меня — обязательный рабочий инструмент. Каждое утро, как только просыпаюсь, я проверяю почту и мессенджеры. Так как у нас довольно много коммуникаций с коллегами из США, я отвечаю на звонки до двух часов ночи — из-за разницы во времени.

В отпуске я не был очень давно, но если куда-то уезжаю, то всегда беру с собой телефон и ноутбук. Я всегда на связи, и если нет интернета, то начинаю переживать, что без меня что-то случится. Выходные в офлайне — это роскошь.

Свой первый проект я запускал, когда жил на Бали. Я занимался разработкой мобильных приложений, и со всеми заказчиками и сотрудниками общался удаленно. Сейчас у меня есть коллеги и партнеры в других странах, но основная команда находится в Петербурге. Мы общаемся в Slack, Skype, Facebook и по почте. Иногда созваниваемся по телефону. На данной стадии проекта Cindicator, которым мы активно развиваем, важно живое общение, поэтому в офисе ежедневно проходят стэндапы, где мы синхронизируется и оперативно принимаем решения.

Я убежден в том, что коллективный творческий процесс требует синхронизации умов. А для этого лучше близкий контакт.
Материал опубликован в партнерстве с Tele2
Сделано агентством нативной рекламы «Бумага Медиа»
masha@paperpaper.ru