13:44 16.12.2017
Арестованный экс-сотрудник ФСБ опроверг рассказ хакера о «взломах» в США
Соучастника Михальченко убил сборщик мебели
Путин встретился с Родионом Щедриным и подарил ему картину
Смерть ребенка в центре соцпомощи в Мурманске проверяет СК
Снег отсыпал КАДу несколько ДТП
«Девяткино» открыли
Нету рассказал о шоке от российской зимы
Москвич потерял 24 млн рублей при покупке биткоинов в кафе
Кот из Норвегии пережил почти часовую стирку
Дольщики СУ-155 митингуют у Финляндского вокзала
Петербуржец, мешавший делу о педофилии в детском доме, докричался до ареста
Госкомиссия на космодроме Байконур утвердила новый экипаж МКС
В саду Спартак построили крытый футбольный стадион
Фигурант дела Михальченко убит в Петербурге
Путин рассказал о высоком авторитете Казахстана на мировой арене
Влиятельные петербуржцы о личной влиятельности
Кадыров рассказал, как два месяца спасали детей из Сирии
«Девяткино» закрыли
В ДТП с тремя жертвами в Петербурге погиб полицейский
В «Галерее» совершено вооруженное нападение
США решили создать в Сирии армию для борьбы с Асадом
Канадский телеканал включил Овечкина в список 25 лучших игроков в истории НХЛ
На «Брусничном» скопилась трехчасовая пробка
В Facebook рассказали о влиянии соцсетей на психику человека
В ДТП со школьниками под Иркутском погибли два человека
Водителей заставят добавить света
МОК определил сроки окончательного решения по российским спортсменам
Основателя Kiss обвинили в сексуальных домогательствах
СМИ: В КНДР заявили о «бешеных собаках» в Сеуле
Трое мужчин погибли в ночном ДТП в Петербурге
«Открытая карта» объявила выходные научных приключений
На петербургских ярмарках продадут украшения с орнаментом из Лувра и закуски из страуса
Александр Цыпкин представит новые беспринцЫпные истории о сексе
ТЮЗ отправит зрителей в Нарнию
Алешковский и Смехов обсудят на «Диалогах» самодержавие и театр
Theodor Bastard представят экспериментальную «Утопию»
«Разговоры» Бориса Павловича откроют новое театральное пространство
Арестован бизнесмен, близкий к главе администрации Подпорожского района
В США опубликовали новые документы об убийстве Кеннеди
Супертяж Поветкин вернулся на ринг, отстояв, что не замешан в допинге
Кресты покидают все: виновные и не очень
Греки наградили Путина медалью университета имени Демокрита
СБУ поймала и показала «российского шпиона», завербованного 20 лет назад
Четверо автоматчиков ограбили 80-летнюю кассиршу в Рябово
Трамп хочет казнить за убийство полицейских
Сотни палестинцев пострадали в столкновениях в Израиле
Захарченко рассказал о разработанном в ДНР оружии
Мнение: Перепродажи жилья сбивают цены в районах массовой застройки
Петербуржец преподал младшему брату урок послушания выстрелом из ружья
ОКР продолжит нести расходы на участие российских спортсменов в корейской Олимпиаде
Расходы российских туристов за рубежом в 2017 году выросли на 27%
Капремонт северной части Ярославского проспекта отложили
Тиллерсон: США не поддерживают российский план по КНДР
Пьяный гонщик в Репино сразил фонарный столб и выдумал ограбление
Россия засыпала Европу углем из Донбасса
В Петербурге задержан следователь за рекордную в 2017 году взятку
За самый дорогой диван в мире арестованы петербуржцы
Фонд имущества в 2018 году выставит на торги сорок дач в Курортном районе
Центробанк объяснил, почему взялся за санацию Промсвязьбанка
На КАД девушка врезалась в грузовик. В больницу ее доставили вертолетом
«ВКонтакте» впервые вручит музыкальную премию с Волей и Бекмамбетовым
Глава Фонда имущества: В центре города освободится миллион метров под инвестпроекты
Михаил Ходорковский – о приговоре Улюкаеву: «Отражает позицию Путина»
«Фонтанка» за 60 секунд — 11 — 15 декабря
Оппозиционера Расторгуева арестовали на девять суток
В пробке перед Большеохтинским обвинили ДТП
«Электросила» снова заработала в полную силу
Приговор Улюкаеву лишил Сечина сумки из-под долларов
Россия подписала протокол о возобновлении полетов в Египет
Власть

«Бизнес с обеих сторон хочет работать, но политики нам говорят – нельзя»

Как Россия ответит на новые санкции США и навредит американскому бизнесу – «Фонтанке» объяснил член Американо-Российской торгово-промышленной палаты Михаил Бобрышев.
«Бизнес с обеих сторон хочет работать, но политики нам говорят – нельзя»
Роман Пименов/Интерпресс

Российские политики один за другим обещают, что наше государство даст асимметричный ответ на новый пакет антироссийских санкций, одобренный нижней палатой конгресса США во вторник, 25 июля. Москва предлагает варианты реакции: для начала, например, – высылку 35 американских дипломатов и арест дипломатической собственности США, вроде посольских дач. Напомним, что в декабре 2016 года такие меры принял в отношении России президент Обама в наказание за предполагаемые хакерские атаки на избирательную кампанию. Но Обаме оставалось несколько дней в должности, и Владимир Путин не стал обострять ситуацию ответом, ожидая потепления отношений от избранного президента Трампа.

Новый закон исключает надежды на «оттепель». Дальше его должен утвердить сенат и подписать Дональд Трамп. Если даже он наложит вето, конгрессмены легко это преодолеют.

Как бы России ответить побольнее для Америки – рассказывает американский бизнесмен российского происхождения, член Американо-Российской торгово-промышленной палаты Михаил Бобрышев.

- Михаил, как вы оцениваете шансы на то, что Дональд Трамп не подпишет новый закон о санкциях?

– Он, безусловно, подпишет. Вы же видели результат голосования в конгрессе?

- Трое конгрессменов были против, 419 – за.

– С таким же результатом, примерно 98 процентов, думаю, его поддержит и сенат. Так что сомнений никаких нет, что Трамп это подпишет. Я даже не вижу причин для того, чтобы он всё это как-то оттягивал.

- У президента США впервые отнимают все инструменты для регулировки санкций, он должен на любое действие получить согласие конгресса. Разве это не причина?

– Трамп, я думаю, прекрасно понимает, почему это сделано. Его симпатии к России, к президенту Путину, к такой манере правления, когда президент решает всё, совершенно не скрывались. Конгресс опасался его решений, не согласованных с мнением правящей верхушки.

- В законе каждый абзац, посвящённый санкциям, заканчивается фразой о том, что всё это вводится только в том случае, если не угрожает интересам США. То есть Америка всё-таки не готова наказывать Россию себе в ущерб?

– Это как сказать. Развивать международное сотрудничество и бизнес – это, конечно, в национальных интересах США. Но в последние годы я вижу как раз обратную тенденцию. Это особенно хорошо заметно транспортникам, связанным, как наша компания, с перевозками оборудования и различных материалов, в частности для бурильных работ, для газовой и нефтяной промышленности. Всё это мы отгружаем. И в последние годы у нас на глазах объёмы продаж упали в несколько раз. Это, конечно, не в интересах бизнеса. Торгово-промышленная палата работает с бизнесменами, а не с политиками, хотя политики тоже часто приходят на наши заседания – мэр Хьюстона, где находится штаб-квартира нашей палаты, губернатор Техаса, консулы. И мы понимаем, что бизнес в этих санкциях крайне не заинтересован. Санкции бьют и по нашей компании, хотя она ориентирована на международный бизнес, российское направление – только одно из многих, а я в ней – единственный русский. В заседаниях Торгово-промышленной палаты у нас участие принимают и Shell, и Mobil, и Haliburton, и другие крупнейшие компании, и все говорят о том, как они не хотят санкций.

- Какую долю в бизнесе американцев, если судить по вашим грузоперевозкам, занимают сделки с Россией? Товарооборот между Россией и США ведь очень маленький.

– Товарооборот, конечно, маленький по сравнению, скажем, с Китаем. Но до 2012 года Россия играла довольно значительную роль для компаний, работающих в нефтяном и газовом секторах. Ведущие фирмы – Chevron, Mobil, Shell и другие – все принимали участие в крупных проектах на российском рынке. А из Соединённых Штатов в Россию шло оборудование, крайне необходимое нефтяникам, работникам металлургической промышленности, электронной и другой. Это была высокоточная, высококлассная техника, способная работать в условиях Крайнего Севера, что для России очень важно.

- Россия может покупать всё это в Китае.

– Не получится. Американские бурильщики работают и на Аляске, и в Канаде, то есть в условиях, близких к российским, и американское оборудование намного лучше китайского. Китай ничего на таком же уровне не производит. Это первое. А второе – Китай и сам очень зависит от американских санкций. Китайские компании и банки очень внимательно следят за тем, чем им может грозить прямая поставка в Россию. Не будет Китай палочкой-выручалочкой для России.

- Вы сказали, что успешная работа была до 2012 года, но санкции начали вводить позже – в 2014-м, после Крыма. Что произошло в 2012-м? На американских бизнесменов так подействовало то, что в России тогда стали называть «закручиванием гаек»?

– Знаете, политики и бизнес по-разному на это смотрят. Для бизнеса особого значения не имеют такие понятия, как «политическая ситуация», «права человека», «диктатура» и так далее. Бизнес может работать и в Венесуэле, и в Индонезии, где не очень-то демократические режимы. Самой большой опасностью стало отсутствие гарантии стабильности в работе бизнеса в России. Помните, какой был конфликт с компанией Shell? Россия решила изменить условия работы на проектах «Сахалин-1» и «Сахалин-2» – и фактически вытеснила Shell из них. Бизнесу нужны работающие законы. Ему нужно быть уверенным, что вложенные инвестиции завтра не отберут. И он долго закрывал глаза на некоторые политические несоответствия американским ценностям в России. Главными оставались ясные и понятные условия работы. Но в 2012 году начали ухудшаться и они.

- Как американский бизнес реагировал на санкции 2014 года?

– Когда санкции были введены, у нас в палате с трибуны выступали и российские политики, и американские, и бизнесмены – и все говорили: мы всё-таки будем надеяться на лучшее. Но это «лучшее» не происходило, наоборот, ситуация ухудшалась.

- У американского бизнеса есть законные механизмы, чтобы лоббировать свои интересы. Предприниматели пытались добиться отмены санкций?

– Конечно. И у них даже кое-что получалось. У нас компания американская, то есть мы должны следовать американским законам. И если мы знаем, что какая-то фирма, с которой мы работаем, находится под санкциями, то каждый раз просьбу отгрузить ей продукцию согласовываем с американскими контролирующими органами, такими как таможня и другие. Вот поступает к нам заявка от компании N, она предоставляет нам все документы, сертификат конечного пользования, и мы отправляем всё в эти органы. Очень часто получали добро.

- Очень часто, но не всегда?

– Важно было, чтоб отгрузка не шла через Европу. Потому что европейские санкции отличаются от американских, они намного строже. Были случаи, когда в США мы получали все разрешения, отгружали, а в Европе оборудование застревало. Получатели просили, чтобы мы находили маршруты из США в Россию напрямую, без заходов в Европу.

- То есть США применяли собственные санкции достаточно гибко?

– До определённой степени. Exxon Mobil пыталась добиться привилегий, чтобы работать в России, обращалась непосредственно к правительству, но исключений для неё не сделали. А в целом – да, довольно гибко. Хотя, конечно, труднее, чем в прежние времена. Раньше, например, таможенное оформление занимало 20 минут, а после введения санкций на это стала уходить неделя, а то и дней десять.

- Российские предприниматели на этом месте расплакались.

– В Америке действительно экспедиторы находятся в тепличных условиях, тут сделано всё, чтобы бизнес не зависел от административных проволочек, всё оформляется быстро. Если, конечно, нет санкций. Вот вы спросили про лоббирование – я думаю, что в этой гибкости есть заслуга лоббистов. Так или иначе, но хотя бы частично даже для тех компаний, которые под санкциями, оборудование отгружалось.

- Вы говорите в прошедшем времени. Это из-за нового закона о санкциях?

– Конечно, потому что всё ужесточено. Но, вообще говоря, в 2014 году, когда с Крымом всё это только случилось, поначалу все работали по инерции, как привыкли. Потом это ужесточалось, а в последние месяцы гайки уже так закручивались, что работать стало очень тяжело.

- Правда? А в России как раз в последние месяцы, после избрания Трампа, ждали, что санкции вот-вот отменят.

– Чем больше об этом говорили в России – тем с большей подозрительностью это воспринималось в Америке. И теперь я посмотрел на список российских компаний, попавших под санкции, и не представляю, честно говоря, как они будут существовать. Например, «Каспийский трубопроводный консорциум», проекты Bluestream – работы осуществлялись лет пятнадцать назад. И оборудование, например компрессорные станции, требует где-то замены, где-то ремонта. Как они будут получать запчасти – не представляю.

- Это вы сейчас о российских компаниях переживаете. А что американские поставщики? Они же рынок сбыта теряют?

– Совершенно верно: потери несут обе стороны. Бизнес с обеих сторон хочет работать, но политики нам говорят – нельзя.

- Американские компании находят замену российскому рынку?

– Частично. В последнее время, например, выросли поставки в Казахстан. Если вернуться к «Каспийскому трубопроводному консорциуму», то в нём Казахстан участвует, нефть казахстанская, главный участник, который всё финансирует, – американская Chevron. Но не так давно «Роснефть» выкупила часть акций – и теперь, по новому закону, консорциум подпадает под санкции. А это нефть высокого качества – лёгкая, очищенная от серы, от меркаптана, по цене она значительно дороже российской. Я уж не говорю про Bluestream. Несколько немецких компаний выразили желание его финансировать, и они, конечно, страшно теперь недовольны, потому что считаться с американскими санкциями им придётся. И всё это особенно досадно потому, что основная причина санкций, Крым и Донбасс, никак не устраняется.

- В США наверняка понимают, что она и не устранится. Потому что Крым Россия не отдаст.

– Нет, на Западе этого совсем не понимают.

- Серьёзно? Ждут, что Россия вернёт Крым – и можно будет санкции снимать?

– Вы будете смеяться, но это так. Но напомню, что США никогда не признавали и присоединение республик Балтии к Советскому Союзу. Однако прошло 50 лет – и эти страны всё-таки стали независимыми.

- Если для американского бизнеса российское направление важно, какие инструменты, по вашему мнению, могло бы найти правительство России, чтобы ответить США на санкции?

– Мне бы не хотелось никому подсказывать…

- Не беспокойтесь, там люди изобретательные, всё сделают и без подсказок. Я спрашиваю вас как человека, который хорошо знает одновременно и американский бизнес, и Россию.

– В бизнесе я таких инструментов просто не вижу. Всё, что осталось, – это какие-то крохи. Их можно убить, но от этого ещё неизвестно, кто сильнее проиграет. Ну, что это? Какой-нибудь титан, который идёт «Боингу», но Россия – не единственный поставщик титана. Алюминий? Его вообще переизбыток на рынке.

- У нас есть, например, завод по производству «Кока-колы». Мы его закроем и будем пить напиток «Байкал».

– Боюсь, что Америка этого не заметит. Если это и ударит по кому-то, то по российским потребителям. Я вообще не понимаю, зачем на санкции отвечать. Разумнее было бы их проигнорировать. Что они могут сделать? Ввести ответные меры против политиков, участвовавших в принятии нового закона. Ограничить число американских дипломатов в Москве. Арестовать посольскую собственность – как это было в США в декабре. Могут, вероятно, быть какие-то военные поставки режимам, недружественным по отношению к Америке. Тем же Ирану и Северной Корее. Вероятно, начнётся выход из каких-то международных договоров. В итоге сделают ситуацию в мире более опасной. Конечно, никто не планирует переходить черту, но трясти ядерной дубинкой – это одна из последних мер, которые у России остались. И которые будут действительно заметны. В общем, я думаю, что отношения в военной сфере ухудшатся.

- Америка тоже будет дальше реагировать?

– Конечно.

- Получится спираль, которая продолжит раскручиваться.

– Так же, как это было во времена Советского Союза.

- Как вы считаете, зачем конгресс принял этот закон? Ведь уже были санкции, худо-бедно работали, как-то ехало всё по накатанному. И тут такие жёсткие формулировки, каких я прежде не видела.

– Санкции действительно были, но Россия всё время повторяла, что они ей не вредят, что санкции даже полезны, и вообще – их научились обходить. И это правда. Американские аналитики видели, что санкции не работают. Поэтому решили принять такие, которые работать будут. И этот пакет действительно самый жёсткий из всех, какие были до сих пор.

Беседовала Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»


Подписывайтесь на канал "Фонтанка.ру" в Telegram, Viber или группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

СМИ2
MarketGid News
24СМИ. Агрегатор