17:42 21.07.2017
Из-за землетрясения в Турции российские туристы начали массово отказываться от путевок
"Црвена Звезда" пожелала "Зениту" выиграть чемпионат России на новом стадионе
В Петербурге судили сообщницу УФМС за подделку 14,5 тысячи документов для мигрантов
На Народной водителю автобуса в лицо распылили газ
Путина попросили ускорить реставрацию Мариинского театра
У Финляндского вокзала петербурженка разбилась насмерть
Постоянный въезд в Юнтолово могут открыть осенью
Преподаватель Военно-морской академии осужден за взятки телефонами и кроссовками
Путин рассказал детям о своих уличных университетах Ленинграда
«Площадь Восстания» работает в штатном режиме
ФСБ Петербурга задержала замглавы судебных приставов Ленобласти
Матч «Зенит» — «Рубин» может пройти под закрытой крышей
На улице Константина Заслонова дорожный конфликт перерос в стрельбу
Президент РФ: Еще не решил, пойду ли я на выборы в 2018 году
Путин признался, что когда-то носил псевдоним Платов
Вход на «Площадь Восстания» у Московского вокзала закрыт
Глава Минздрава рассказала, как видит мир пациент с бионическим глазом
Дело петербургского налетчика с молотком передали в суд
Активистка оголилась перед Лукашенко и Порошенко на церемонии подписания договоров
Украинец плыл в Турцию, а попал в Крым
Стайер Евгений Дратцев принёс России первую медаль в плавании на открытой воде
Петербуржца до полусмерти избили на Маршала Захарова. Задержаны подростки
На российско-финской границе поймали пьяных водителей
Над Петербургом появилась круглая радуга
Похититель персональных данных клиентов «Банка Русский Стандарт» осужден в Петербурге
Госдума России в весеннюю сессию приняла 225 законов
В России начались испытания блокирующего космические удары комплекса РЭБ
В массовом ДТП на КАД перевернулась «ГАЗель»
Порошенко назвал дату переговоров "нормандской четверки"
"Зенит" подтвердил перенос матчей с израильтянами
Три медицинских института Петербурга стали национальными
Защитники Исаакия вновь обратятся в петербургские суды
Парк «Дубки» прокатит посетителей на ботике Петра Первого
Создатели нарколаборатории в Петербурге осуждены почти на 30 лет колонии
Туман и ливни ждут в Петербурге в субботу
Петербургский метрополитен создает службу безопасности
Коттедж на Рублевке за 6,8 млрд рублей признан самым дорогим в России
Шаттлы отвезут болельщиков на матч «Зенита» с «Рубином»
За год европейские таможенники изъяли более 40 млн поддельных товаров
В МЧС насчитали 200 тысяч паломников к мощам Николая Чудотворца в Петербурге
КС отверг жалобу защитников Исаакия-музея
Петербуржцу проломили голову в драке у ТРК на Гражданском
"Бней-Иегуда" согласился перенести первый матч с "Зенитом" в Израиль
Участок КАД в районе Московского шоссе сузят вдвое
Петербуржцы, путешествующие на катамаране, вышли в Карское море
У жильцов дома на Бакунина лопнуло терпение от соседства с шумными иностранцами
Госдума узаконила телемедицину
Песков о "часах Путина": Дело Бендера живёт
Госдума запретила анонимайзеры в России
Воровскую врезку длиной полтора километра нашла у себя "Транснефть-Балтика"
Казанский юрист, кроме банкротства завода Nissan в Петербурге, требует возместить моральный вред
Незаконная парковка на Ключевой исчезла после статьи “Фонтанки”
Петербурженка решила покурить в самолете из Антальи
Школьница сорвалась с железнодорожного моста через Охту
Здание Сбербанка на Фурштатской вновь не удалось продать
Порошенко встречается с Лукашенко
Генпрокуратура нашла нарушения в Невско-Ладожском управлении Росводресурсов
Экс-глава латвийского Swedbank ушел из банка «Санкт-Петербург» вместе с подчиненной
В Ленобласти механик теплохода метал ножи в рабочих плавкрана
Бердыев: "Рубин" готовится не к Манчини
Нефть растёт в цене
Жириновский вновь предложил начинать учебный год 1 октября
Против главы «Семейного капитала» возбудили девятое уголовное дело
Ростуризм: Россияне не пострадали при землетрясении в Турции
Россияне смогут вызывать врача на дом через Интернет
На Неве прошла ночная тренировка Главного военно-морского парада
Госдума ужесточила наказание за склонение к суициду
Трамп полгода не может назначить посла в Финляндии
Кассиршу пекарни в Петербурге обокрал ночной гость
Усть-Лужский таможенный пост переехал и расширился
Общество

Место, где водка замерзает, а спирт превращается в желе

В Петербург вернулись сотрудники российской антарктической экспедиции. Чем жизнь и работа в Антарктиде похожа на условия на Марсе, они рассказали «Фонтанке».
Место, где водка замерзает, а спирт превращается в желе
Фото из архива начальника станции "Восток" 61-й российской антарктической экспедиции Сергея Коробова

Сотрудники 61-й российской антарктической экспедиции зимовали на Южном полюсе, на единственной российской полярной станции, расположенной в центре шестого континента – на полюсе холода Земли. О станции «Восток» говорят, что за 60 лет полярных исследований там побывало меньше людей, чем в космосе. Как живут полярники и зачем они возвращаются в Антарктиду – спросила у них «Фонтанка».

Как сообщает еженедельный отчёт Российской антарктической экспедиции, с 9 по 16 марта на станции «Восток» держалась температура воздуха от -64,8 градуса по Цельсию до -44,2. Ветер достигал 11 метров в секунду. Ещё на трёх станциях, расположенных у побережья континента, установилась осенняя погода: «Мирный» – от -18,6 до -3,4, «Прогресс» – от -16,3 до -3,6, «Новолазаревская» – -12,6 до -7°С. Пятая станция, «Беллинсгаузен», находится почти на такой же широте, как Санкт-Петербург, но в южном полушарии. Там сейчас до плюс пяти градусов, ветер, слякоть.

Фото из архива начальника станции "Восток" 61-й российской антарктической экспедиции Сергея Коробова
Фото из архива начальника станции "Восток" 61-й российской антарктической экспедиции Сергея Коробова

Это пять российских круглогодичных полярных станций в Антарктиде. Первой была «Мирный», она начала работать в апреле 1956 года. С этого времени начинается отсчёт советских, а потом российских антарктических экспедиций. Сейчас из Антарктиды возвращается 61-я экспедиция, ей на смену отправилась 62-я. Самая современная станция – «Прогресс», открыта в 1989 году. У Советского Союза когда-то было ещё четыре станции. «Ленинградская» и «Русская» закрыты на закате СССР, на «Молодёжной» спустили российский флаг в 1999-м, «Дружную» законсервировали в 2013-м.

Географический Южный полюс успели занять американцы, но Советский Союз «застолбил» геомагнитный. Рядом с ним в 1957 году начала работать наша вторая станция – «Восток».

Сами полярники говорят, что за 60 лет на зимовках на «Востоке» побывало народу меньше, чем в космосе. Здесь – полюс холода Земли. Температурный рекорд зимой – минус 89 градусов. Самый «жаркий» день был зафиксирован в год открытия станции: 16 декабря 1957-го температура достигла минус 13,6 градуса. Восемь месяцев в году она не поднимается выше -60. Станция расположена на высоте 3500 метров над уровнем моря, но воздух здесь настолько разреженный, что высотомеры фиксируют давление, как на высоте около пяти тысяч. Нехватка кислорода и углекислого газа приводит к ночным остановкам дыхания, низкое давление вызывает головокружения, носовые кровотечения. И высокая радиация из-за повышенной прозрачности атмосферы и озоновых дыр.

Фото из архива начальника станции "Восток" 61-й российской антарктической экспедиции Сергея Коробова
Фото из архива начальника станции "Восток" 61-й российской антарктической экспедиции Сергея Коробова

– Условия станции максимально близки к условиям на Марсе, – рассказывает Сергей Коробов, работавший в 61-й экспедиции начальником «Востока». – Там почти такая же среднегодовая температура. Водка замерзает в бутылке. Чистый спирт полностью не замерзает, но превращается в желе. На Марсе температура даже чуть выше, чем на «Востоке». Влажность такая же низкая. На «Востоке» она ниже, чем в пустыне. Человек в таких условиях существовать не может.

Как становятся полярниками?

Сергей по образованию программист, когда-то окончил МИФИ, полярником становиться не планировал. Теперь вернулся из третьей экспедиции в Антарктиду.

– В первую я пошёл как системный администратор, – рассказывает он. – После МИФИ работал в Росгидромете, узнал, что нужен программист на «Новолазаревской». Это была 48-я экспедиция. После перерыва пошёл на «Прогресс», третий раз – уже на «Восток».

В его команде работал ведущий геофизик Юрий Серов, для него это тоже была третья экспедиция. По специальности он – инженер-электронщик. Перед первой экспедицией проходил стажировку, чтобы работать магнитологом.

– Проходите медкомиссию, потом стажировку, потом морские подготовительные курсы, – делится он опытом, как стать полярником. – С кандидатами проводят тренинги психологи, они дают рекомендации, сможет ли человек ужиться в коллективе. Люди должны быть абсолютно лишены агрессии, они должны уметь друг с другом взаимодействовать. Отобранный кандидат проходит инструктаж в институте и сдаёт экзамен по технике безопасности. И так – перед каждой экспедицией, сколько бы у вас их ни было раньше. Ещё один инструктаж – на судне. И третий – уже на станции.

Полярников и грузы в Антарктиду доставляют два научно-экспедиционных судна. «Академик Фёдоров» и «Академик Трёшников».

– Это не ледоколы, но суда ледового класса, по океану идут медленно, – объясняет Сергей. – Выходит «Академик Фёдоров» из Санкт-Петербурга с грузом: продукты, стройматериалы, оборудование и всё остальное. Там же и полярники. По пути судно останавливается в одних и тех же портах. В Германии закупаем продукты и проводим какие-то ремонтные работы. Потом – Кейптаун. Это крайняя южная точка в ЮАР, там удобно докупить свежих продуктов – овощи, фрукты, яйца. Оттуда судно идёт к Антарктиде. Обходит все станции, иногда возвращается в Кейптаун для новой загрузки. Сотрудники, у которых закончилась смена, погружаются на судно, идут до Кейптауна и оттуда могут домой улететь самолётом. Если «Академик Фёдоров» последней забирает смену на «Беллинсгаузене», то возвращается через Монтевидео или Рио-де-Жанейро, к этой станции ближайшие порты в Южной Америке. Можно доставлять грузы и людей самолётами, но надо везти на станции ещё и солярку для дизель-генераторов, огромное количество.

Фото из архива начальника станции "Восток" 61-й российской антарктической экспедиции Сергея Коробова
Фото из архива начальника станции "Восток" 61-й российской антарктической экспедиции Сергея Коробова

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Что делают полярники на станции?

В минувший сезон на «Востоке» работали 20 человек. Но на зимовке оставались только двенадцать: начальник, инженер-буровик, метеоролог, магнитолог, радист, четыре специалиста для обслуживания дизельной электростанции, повар и два врача. Главная задача станции – комплекс исследовательских работ. Юрий отслеживал изменения магнитного поля земли.

– Собираю данные, провожу первичную обработку, ежесуточно отправляю в институт, а уже здесь происходит дальнейшее исследование, – описывает он свою работу.

У Сергея, хоть он и начальник, были свои программы – по изучению ионосферы и озонового слоя Земли. Всего на «Востоке» работало 12 научных программ. В том числе – у буровиков.

– Бурить – это отдельная сложная наука, – замечает Сергей. – На таких глубинах сейчас не бурит никто, кроме России. Догоняют французы и итальянцы, но мы – первые. В сезон буровики спали по 3-4 часа, работали в три смены, чтобы отправить на большую землю больше кернов.

Керн – это ледяной столбик, извлечённый из толщи льда, которому миллионы лет. Их изучают гляциологи. Некоторые изыскания вообще можно проводить только в районе «Востока» – на полюсе холода. Керны с «Востока» считаются эталонными.

– Керн, который достают из скважины, даёт очень интересный материал, – объясняет Сергей. – Чем глубже скважина – тем дальше мы уходим по временной шкале. Пробурив весь антарктический лёд, можно получить «линейку» на миллионы лет. Каждый такой столбик будет давать огромное количество данных: какой состав атмосферы был в определённый период времени, какая температура, были ли извержения. Отложения – это, собственно, замёрзший состав атмосферы. По процентному содержанию азота, серы, углекислого газа и так далее можно проводить очень интересные исследования. И благодаря этим кернам мы знаем, как развивалась погода, какие были климатические условия, когда были оледенения и потепления.

Фото из архива начальника станции "Восток" 61-й российской антарктической экспедиции Сергея Коробова
Фото из архива начальника станции "Восток" 61-й российской антарктической экспедиции Сергея Коробова

Самые ценные керны везут в Петербург – в НИИ Арктики и Антарктики. На научно-экспедиционном судне «Академик Фёдоров» есть специальные морозильники. В порту керны забирает рефрижератор. Менее ценные образцы остаются в кернохранилище на станции.

Под «Востоком» было обнаружено озеро. Его так и назвали – озеро Восток. Оно входит в пятёрку крупнейших озёр в мире. Одна из гипотез – вода сохранилась из-за огромного давления льда. Существование озера учёные предсказывали ещё в 1950-х годах, потом идею подтвердили с помощью спутников. А в 2012-м году российским исследователям удалось пробурить скважину глубиной 3769 метров и достичь воды.

Ещё, добавляет Сергей, есть программа «Астра» – звезда в переводе. Она основана на том, что условия жизни на «Востоке» больше всего похожи на марсианские.

Есть ли жизнь на «Востоке»?

Раньше в Антарктиду доставляли подопытных мышей, чтобы наблюдать, как они выживут. Сейчас сюда запрещено завозить любых животных.

– Чтобы не нарушить экологическое равновесие, – объясняет Юрий. – Если привезти собаку, у неё свои микроорганизмы, а у местных пингвинов, к примеру, к ним иммунитета нет.

На станции «Восток» нет пингвинов. Там вообще нет животных. В таких условиях выживают только люди. В сезон, летом, здесь можно «погреться» при -40, но сезон короткий. Восемь месяцев в году температура не поднимается выше -60 градусов, а с апреля по август длится полярная ночь. В это время станция переходит на полностью автономное существование.

– Суда уходят, аэродром закрывается, ни привезти, ни увезти ничего и никого невозможно, – добавляет Сергей. – Если даже кто-то заболеет – будут справляться наши врачи. Подводная лодка? Нет, это хуже. Лодка, если что, может всплыть. Даже на космическом корабле в экстренной ситуации можно людей вернуть на Землю. А на «Востоке» – никак.

До ближайшей российской станции «Мирный», расположенной на побережье Индийского океана, полторы тысячи километров. Примерно 600 километров – до франко-итальянской «Конкордии» или китайской «Куньлунь». В сезон эти расстояния можно преодолеть на самолёте или санно-гусеничном поезде. Зимой – никак. В 1982 году на «Востоке» случился пожар, станция осталась без электричества и отопления, и 8 месяцев её персонал топил соляркой самодельные печки, пока с «Мирного» не привезли новые дизели.

Сейчас для связи с внешним миром есть спутниковый Интернет.

– Потихоньку через него налаживают телефонную связь, – уточняет Сергей. – Рядом с нами китайцы, у них пропускной канал Интернета более скоростной, и они ставят вышку для телефонной связи. У нас пока этого нет.

На вопрос «почему нет» Сергей не отвечает. Но есть известные факты. Американцы к своей станции «Амундсен-Скотт» на Южный полюс от побережья проложили ледяную дорогу, по ней круглый год могут ходить вагончики на гусеницах с туалетами и спальными местами. Для «Востока» пока даже обычный стационарный туалет – проблема.

– Но есть вещи, в которых и мы впереди, – говорит Сергей. – Так у всех.

Сама станция находится под снегом.

– На поверхности торчат только антенны, – рассказывает Юрий. – Если смотреть на станцию сверху, то это белое поле. Только здание дизельной электростанции надо постоянно откапывать.

Пространство под снегом называется тоннель. Там теплее, чем снаружи: «всего» -50-60 градусов, когда над «одеялом» может быть -80.

– У меня лаборатория была в здании, в трёхстах метрах в тоннеле – лесенка, чтобы вылезать на поверхность для работы, а там ещё в трёхстах метрах – оборудование, – продолжает Юрий. – Его обслуживаешь, делаешь все измерения, потом лезешь обратно, в лаборатории всё обрабатываешь.

Выходы на поверхность во время зимовок, добавляет Сергей, стараются свести к минимуму.

– Смотрим прогноз погоды, – объясняет он. – Вот, скажем, видим, что завтра температура поднимется с -70 до -60, – значит, можно будет выйти снег почистить.

Фото из архива начальника станции "Восток" 61-й российской антарктической экспедиции Сергея Коробова
Фото из архива начальника станции "Восток" 61-й российской антарктической экспедиции Сергея Коробова

Выход из корпуса начинается с одевания. Примерно, говорит Юрий, как у космонавтов.

– На голову сначала подшлемник – только глаза видны, потом шапка-ушанка и специальная маска с тепловыми фильтрами, – рассказывает он. – Если выйти без маски, ты вдохнуть не сможешь, просто обожжёшь лёгкие. На руках – специальные тонкие термоперчатки, а сверху – толстые рукавицы-шубницы. Если надо сделать мелкую работу, винтик какой-то закрутить, снимаешь рукавицы и остаёшься в термоперчаточке. И есть 30 секунд, чтобы что-то сделать. Если выйти с голой рукой, то 3-5 секунд – и вы рук чувствовать не будете. Открытые участки тела прихватывает мгновенно.

Зато благодаря нулевой влажности одежда в этих местах очень хорошо сохраняет тепло.

– Хотя какую одежду ни натяни, всё равно больше двадцати-тридцати минут не выдержать, – добавляет Юрий. – Мёрзнут, прежде всего, руки и ноги. И лицо. Самое большее, сколько я находился во время зимовки снаружи, – полчаса.

Рабочий день у полярников ненормированный. Но на станции установлен жёсткий режим дня: подъём, завтрак, работа, обед, дежурства по кухне и корпусу. Еду готовит повар, уборкой занимаются все по графику.

Едят продукты, закупленные по дороге в Германии и ЮАР или доставленные в сезон судном. Их держат в естественном морозильнике, где всё может храниться вечно. Овощи, фрукты там, конечно, не будешь хранить. Молоко только в порошке.

– Идёшь на склад, берёшь кусок льда под названием «колбаса», размораживаешь – получается колбаса, – рассказывает Юрий. – Сыр точно так же.

Чего не хватает полярникам на полюсе?

На «Востоке» нет воды. Если не считать, конечно, озера под 3700-метровым слоем льда. То есть воды вокруг полно, только она в твёрдом состоянии.

– Пилой нарезаем снег на кубы, – рассказывает Юрий. – По плотности он там – как пенопласт. Несём кубы в снеготаялку. Там огромный чан – куба полтора.

Фото из архива начальника станции "Восток" 61-й российской антарктической экспедиции Сергея Коробова
Фото из архива начальника станции "Восток" 61-й российской антарктической экспедиции Сергея Коробова

В дизельной установлен бак для «снежной» воды, оттуда она идёт к посудомоечной и стиральной машинкам и к рукомойникам. Это весь водопровод. Вместо душа – баня с тазиками в строго установленные банные дни. Питьевая вода тоже только из снега. Она экологически очень чистая. Даже слишком чистая.

– Эта вода – дистиллированная, – напоминает Юрий. – В ней нет солей и минералов. Её пьёшь – и она всё вымывает из организма. Поэтому зубы там летят только так. Мы специально принимаем таблетки с минералами и витаминами, но это, конечно, не то.

Но это всё, говорит Юрий, на станции если и обсуждают, то с шутками. Иначе выжить там тяжело.

– Все стараются оставаться весёлыми, шутить, – говорит он. – Если в этих условиях ещё и с кислым лицом ходить… В общем, шутками стараемся поддерживать настроение. Вот я вернулся в Петербург, сел в метро – знаете, что меня поразило? Какие кругом лица мрачные. Все белые, бледные, сидят, уткнувшись в гаджеты. Грустняк, тухляк и кисляк.

На «Востоке» от гаджетов отвыкают. Ищут другие способы занять свободное время.

– Представьте, что вас заперли на год в этой комнате, – Юрий обводит взглядом небольшой кабинет Сергея в НИИ. – Отняли у вас мобильный телефон. Вы, конечно, можете взять свой ноутбук, но Интернета в нём не будет. На станции Интернет есть, но два компьютера с общим доступом и скорость низкая. Чем вы будете заниматься? Да, библиотека есть. Даже есть иностранная литература, вы можете попробовать учить язык. Но из-за сниженного давления голова там соображает хуже, чем обычно.

Есть ещё проблема гиподинамии, и решить её стандартными способами, с помощью бега и тренажёров, в Антарктиде не получится.

– Там особо не побегаешь: голова закружится из-за давления, – объясняет Юрий. – То есть заниматься спортом можно, но это будут совсем не те занятия, что здесь. Нам, например, надо было чистить снег. Стояла полярная ночь, кругом темень. И 81 градус мороза. Мы оделись, как космонавты. Совокупность всех этих факторов – и просто тяжело двигаться. Я здоровый человек, физически подготовленный. Но мог кинуть три-четыре лопаты – и должен был стоять, отдыхать минуты две.

Фото из архива начальника станции "Восток" 61-й российской антарктической экспедиции Сергея Коробова
Фото из архива начальника станции "Восток" 61-й российской антарктической экспедиции Сергея Коробова

Ещё, продолжает Юрий, в Антарктиде не хватает обычных звуков и запахов. Даже тех, которые дома раздражали.

– Там тишина абсолютная стоит, – говорит он. – Не хватало уличного шума, запаха машин. Да просто лиц других людей! Сходить в магазин и что-нибудь купить. На деревья посмотреть.

Зачем они туда возвращаются?

Когда-то профессия полярника была второй по популярности после космонавта. О них писали в газетах, их встречали с цветами и звали рассказывать школьникам о героизме. Сейчас о том, что в Петербург вернулась очередная экспедиция, «Фонтанка» узнала почти случайно. Но в полярники люди почему-то идут до сих пор.

Юрий после первой экспедиции вернулся – и на следующий год пошёл во вторую. Вернулся – через год в третью. Дважды был на «Прогрессе», но хотел именно на «Восток», куда, наконец, и попал. Говорит, что на полюсе звёзды особенные, их тысячи и они огромные. Но в общем-то, уверяет, дело совсем не в романтике.

– Романтика проходит в первую же экспедицию, начинается работа, – усмехается он. – Но всё-таки переплыть на судне через океан, увидеть экзотические страны, поехать туда, где бывало очень мало людей…

Фото из архива начальника станции "Восток" 61-й российской антарктической экспедиции Сергея Коробова
Фото из архива начальника станции "Восток" 61-й российской антарктической экспедиции Сергея Коробова

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Не последний аргумент – деньги.

– Хорошо, когда ты занимаешься любимым делом, а ещё лучше, когда это совпадает с более-менее приличной оплатой, – замечает Сергей. – Конечно, доля романтики есть. Кто-то просто влюбляется в Антарктиду.

Рассказывать об оплате в цифрах ни Сергей, ни Юрий не стали.

– Это деньги, которые человеку моей специальности, инженеру, в Петербурге заработать очень сложно, – добавил только Юрий. – Но это не те деньги, которые должны платить за работу в таких условиях.

Сергей не знает, когда пойдёт в Антарктиду снова. Но уверен, что 61-я экспедиция для него не последняя.

– Я знаю людей, которые возвращаются – и говорят, что всё, больше ни ногой, – говорит Сергей. – Но проходит время – тебя опять туда тянет. И потом, если бы я работал программистом где-то в офисе, так без разницы, в какой компании, я всё равно просто программист. А если тем же системным администратором я поработал в Антарктиде, то все говорят: это Серёга-полярник.

Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»


Подписывайтесь на канал "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

добавить комментарий
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.
комментарии пользователей (27)
31 марта 2017 г. 17:29
Mickye: Сами идите туда. Только усилители на уши поставьте -столько дерьмо-лапши там навешают. Или вы работник этого убожества, что так ратуете за экскурсии в ваш иллюзорный мир дебилов и олигофренов. Нет уж..Жрите сами с волосами. Эта тема залита сургучом, и конечно же все отгадки в ААНИИ. Класс.
26 марта 2017 г. 23:13
Zabor: Надежнее не фуфломицын принимать, а в музей ААНИИ сходить.
26 марта 2017 г. 23:12
iigaza: Американцы заняли единственное место в Антарктиде, где можно устроить аэродром. И летают туда постоянно. А мы все возим судами из СПб. Начальник американской станции — генерал, бюджет — военный.
26 марта 2017 г. 17:49
смотрю, здесь больше желающих, чем в космос )) восемь месяцев без электричества, полярная ночь. жуть... да, тут без юмора нереально выжить.
26 марта 2017 г. 13:57
Станция "Восток" — слишком сурово, высота 3500 метров. В России самое высокогорное село в Дагестане только 2600 метров.
СМИ2
MarketGid News
24СМИ. Агрегатор
Lentainform
КЕЙ
Лучшие выпускники образовательного центра Advance получили награды от КЕЙ
Сеть супермаркетов цифровой техники КЕЙ выступила партнером центра образовательных технологий Advance, наградив лучших выпускников курса «Учись учиться» ценными призами и подарками.
Tele2
Более 400 предпринимателей поборются за гранты от фонда «Навстречу переменам» и Tele2
Tele2 объявляет о завершении приема заявок на конкурс фонда «Навстречу переменам», который ежегодно проходит при поддержке компании с целью найти и поддержать лучшие проекты, направленные на улучшение жизни детей в России. В этом году поступило наибольшее число заявок за всю историю конкурса, и на четыре гранта по 1,2 миллиона рублей претендуют 423 проекта, в том числе 60 с Северо-Запада.
ООО «Терминал-Ресурс»
На Царскосельском скейт-ринге прошёл праздник в «Образцовых» традициях
Застройщик ООО «Терминал-Ресурс» встретил поклонников активного образа жизни на скейт-ринге веселыми эстафетами и конкурсами под девизом «Мама, папа, я – образцовая семья»!
Tele2
STEREOLETO прошло по другим правилам с Tele2
9 июля в ЦПКиО им. Кирова завершился трехдневный фестиваль STEREOLETO, который прошел при поддержке Tele2. Абоненты оператора получили дополнительные преимущества: скидку на билеты, полезные подарки, возможность пройти через отдельный вход и побывать на afterparty с участниками группы POMPEYA.
 Billy’s Band
Billy’s Band открыли фонтан в квартале высокого класса «Riverside»
Компании Setl City и «Петербургская Недвижимость» организовали джазовый фестиваль в квартале высокого класса «Riverside» на Ушаковской набережной в честь запуска фонтана на территории комплекса. Мероприятие прошло 8 июля – его зрителями и слушателями стали порядка 600 человек.
«Фрост»
Минеральная вода станет прозрачной для потребителя
Производители натуральной «минералки» уже пять лет ждут регламент Таможенного союза «О безопасности упакованной питьевой воды, включая природные минеральные воды». В мае его, наконец, одобрили и ожидается, что к концу года примут.