(812) 416 77 77 телефон прямого эфира

16.03.2017 11:19
Резня в Кронштадте и Гельсингфорсе: Когда в тылу страшнее, чем в бою

Резня в Кронштадте и Гельсингфорсе: Когда в тылу страшнее, чем в бою

16 марта 1917 года на флоте начались массовые убийства морских офицеров. За несколько дней погибло более 120 человек. Незадолго до этого был убит и командир легендарного крейсера «Аврора» Михаил Никольский. О том, какие события привели к этим многочисленным трагедиям, сто лет спустя рассказывает Константин Ранкс.

16 марта. В этот день начались убийства военно-морских офицеров в Кронштадте и Гельсингфорсе, ныне Хельсинки. За несколько дней было убито более 120 офицеров и адмиралов, включая таких известных персон как командующий Балтийским флотом адмирал Непенин. 

От рук матросов погибли командиры Кронштадтского порта и крепости Свеаборг, командиры флотских экипажей и ряда боевых кораблей — включая командира крейсера "Аврора", о чем можно прочитать в специальном лонгриде "Фонтанки". 

Убийства офицеров списывали в разное время на провокации большевиков, анархистов, революционный подъем масс и даже на усталость от мировой войны. Но удивительный парадокс в том, что как раз на кораблях, которые постоянно находились в условиях морской войны, порядок поддерживался лучше, и эксцессов было меньше, чем на кораблях и базах, непосредственно в боевых действиях не участвовавших. 

Надо отметить, что основной операционной силой Балтфлота были эсминцы, подводные лодки и иногда крейсера. Линкоры и крейсера военное командование берегло на случай попыток германского флота прорываться к Петрограду. При этом Финский залив и прилегающие акватории были буквально усеяны минами, что делало попытку прорыва маловероятной. А вот тыловая жизнь на базах, как оказалась, была еще опаснее для флота, чем гипотетические германские десанты, — бездействующий флот буквально разлагался. 

Примечательно, что еще в 1915 году настроение на базах было другим — матросы и нижние чины возмущались, что дорогие корабли не участвуют в войне. В непонятных листовках говорилось, что этому виной офицеры из прибалтийских немцев. Однако за полтора года настроения на флоте здорово изменились — в худшую сторону. 

Зимой 1917 года стали распространяться слухи о грядущем весенне-летнем наступлении, которое должно было повергнуть Германию. Предполагалось, что наконец-то в бой пойдут линкоры, поддерживая наступающие войска в прибрежных регионах. Многие корабли готовили к летним боям, в том числе на ремонт был отправлен крейсер «Аврора», со сроком завершения работ в середине апреля. Но однако перспектива схлестнуться с германским флотом в ужасной мясорубке многих матросов совсем не привлекала.

Есть еще одна версия конфликта — в тотальной изолированности офицерства от нижних чинов. На дредноутах класса «Севастополь» служило более 1200 человек. На крейсерах типа «Аврора»  - более 700. Для сравнения — на знаменитом эсминце «Новик» экипаж составлял от 117 до 170 человек. А на подводных лодках проекта «Барс» – всего 33 человека. Чисто психологически люди на эсминцах и в подплаве были ближе друг к другу. 

Сейчас можно только гадать, что же было первопричиной всех этих эксцессов — однако  стоит вспомнить о ноябрьском восстании моряков германского военно-морского флота в Киле в 1918 году, которое разрослось до Ноябрьской революции в Германии, и которое возникло в процессе подготовки флота к самоубийственному сражению с британским Grand Fleet. История повторилась...

Все выпуски программы Nota Bene доступны в архиве программ интернет-канала [Фонтанка.Офис]. 

Архивы передач
Предыдущие материалы
ВКонтакте Facebook LiveJournal Twitter

А самые классные видео вы можете получать с помощью нашего канала в Telegram