09:22 23.03.2017
Под Харьковом произошел пожар на складе с боеприпасами
На заводе «Армалит» в Петербурге горит трансформаторная подстанция
На Московском проспекте сгорели Cayenne, Juke и Cadillac
Филиппины разрешили военным кораблям РФ свободный доступ в свои воды
Генсек НАТО заявил о необходимости контактов с Россией в период напряженности
Власти ДНР сообщили о полном прекращении поставок угля и металла Украине
В Петербурге подожгли дверь в штаб Навального
ФБР заявило, что имеет данные о контактах штаба Трампа с Россией
Минсельхоз допустил полное прекращение экспорта пшеницы в Турцию
Бортко расскажет о любви
Лучший американский кинороман выходит в прокат
Пётр Мамонов превратится в Незнайку
«Русалочка» возвращается
Тяжелый «сон» доктора Керженцева покажут на Новой сцене Александринки
Создатель “Мадагаскара” продемонстрирует силу братьев
Руни Мара покажет снятую Кричманом историю безумия
В США покупателям предложили унести дом с собой
В Конгрессе США подтвердили факт слежки за Дональдом Трампом
Великобритания решила не повышать уровень террористической угрозы
Парламент Финляндии усилил патрулирование после теракта в Лондоне
При атаке в центре Лондона 12 человек получили тяжелые ранения
Фондовый рынок США закрылся разнонаправленно
В этом году бесплатные новые зубы получат 20 тысяч петербуржцев
Кудрин: Банк России находится в надежных женских руках
Полиция Лондона: в совершении теракта подозревают Абу Иззадина
Цены на нефть снижаются
Путин поручил Медведеву заняться пляжами
В центре Москвы выставили на аукцион 12 квартир без канализации
Пенная вечеринка - Петербург помыли с шампунем
Застрявших на колесе обозрения London Eye туристов снимают с аттракциона
Над тюремной больницей Петербурга летают iPhone
Нацбанк Украины вводит санкции против «дочек» российских банков
Состояние зеленых насаждений Петербурге оценят за 14,9 млн рублей
Свет вернулся в дома посёлка Лисий Нос
Шестерых фигурантов дела о хищении при строительстве «резиденции Путина» арестовали
Путин вновь выдвинул Набиуллину в председатели Банка России
В Эстонии умер актер Лембит Ульфсак
Аварийную дачу Ростовцевой в Пушкине спасли от сноса
Теракт в Лондоне: 4 человека погибли, преступник уничтожен
В городских автобусах в апреле начнут тестировать систему оплаты нового поколения
Члена горизбиркома, подозреваемого в мошенничестве на 250 тысяч евро, отпустили под домашний арест
В Учебном из травматики подстрелили пьяного петербуржца
Взрыв и пожар в Москве: двое погибших, 16 пострадавших
Жители Лисьего Носа остались без света
СМИ: Атаки у британского парламента и на мосту совершили одни и те же лица
Россияне не пострадали в результате атак у здания парламента в Лондоне
СМИ: Автомобиль въехал в толпу рядом с британским парламентом, погибли пятеро
С электронной почты Следственного комитета разослали спам с вирусом
«Фонтанка» за 60 секунд — 22 марта
Напавшего на полицейского у британского парламента мужчину застрелили
Главным редактором «Ведомостей» стал сотрудник Первого канала
Сторонники Навального придут на Марсово поле защищать "традиционные ценности"
УФАС не нашло ценового сговора у продавцов воды в Пулково
Около Манежа легковушку приковали цепью к столбу знака «Эвакуация»
Бурятский полицейский, пытавший подростка электрошокером, осужден условно
ФСБ и СК провели на "Торфяновке" обыски по делу о контрабанде оружия
В России могут разрешить свастику в кино и учебниках
Организаторы "Евровидения" "глубоко разочарованы" запретом на въезд Самойловой
«Зенит» оштрафован на 100 тысяч рублей за «огненный» перформанс
Смольный готов показать Концепцию развития транспортной системы Петербурга
Басманный суд арестовал директора ФГУП "Атэкс" ФСО по делу о "резиденции Путина"
У здания британского парламента открыли стрельбу, есть раненые
ЦБ попросил Путина разрешить делиться с силовиками банковской тайной
В Петербурге получили первый пучок протонов для лечения рака
Эксперт: Спрос начал уходить на вторичку, а застройщики пытаются его удержать
Туроператоры заявили о падении числа зарубежных поездок россиян на 18,5% за год
МИД России назвал «бесчеловечным» запрет на въезд Самойловой на Украину
Следствие попросило арестовать фигурантов «дела о резиденции Путина»
На развязке Левашовского шоссе и КАД поднимают КамАЗ
Букмекеров обязали финансировать профессиональный и детско-юношеский спорт
Доброе дело

Помочь вытащить семьи из сложных ситуаций

В городе на билбордах, в метро на небольших плакатах мы читаем текст «Ребенок в детском доме». Слово «детском» зачеркнуто. Остается просто – «ребенок в доме». Эта социальная реклама призывает помочь программе Автономной некоммерческой организации «Партнерство каждому ребенку» «Обратно к маме». О том, как организация помогает семьям, что такое «профессиональная семья», почему самой организации требуется помощь, «Фонтанке» рассказала программный директор АНО Ирина Зинченко.
Помочь вытащить семьи из сложных ситуаций

«Фонтанка» уже писала о проекте. Суть его – не допустить, чтобы ребенок любого возраста, оказавшийся в кризисной ситуации, попал хоть ненадолго в сиротскую институцию – в дом ребенка, в больницу, где пролежит несколько месяцев, пока ему найдут приемную семью или оформят в детдом, собственно в детдом или в приют. Чтобы такой ребенок оказался в специально подготовленной профессиональной семье, понимающей, что с ним произошло, как ему помочь. Чтобы ребенок не потерял связь с кровными родственниками и по возможности в родную семью вернулся или потом оказался в приемной семье, но ни в коем случае не в сиротском учреждении.

Профессиональные семьи – для нас понятие новое. Как их готовят, как они работают и почему проект просит нашей с вами помощи – «Фонтанка» расспросила Ирину Зинченко, программного директора АНО «Партнерство каждому ребенку».

-Ирина, для многих само словосочетание «профессиональная семья» странное. Что это такое, зачем нужна специально подготовленная семья, чтобы туда попал ребенок, у которого в кровной или приемной семье что-то случилось?

– Для меня понятие «профессиональной семьи» начинается с компетенций той профессиональной семьи, в которую размещается ребенок. У приемных родителей и попечителей есть обязанность прослушать некий курс, как правило, это школа приемных родителей, но никто не говорит о том, какие специальные компетенции должны быть сформированы у семьи. Мы в нашей организации говорим именно об этом.

Неважно, на какое время профессиональная семья принимает ребенка – на полгода или на 2-3 часа. Но она должна, например, уметь различить, отреагировать правильно на вспышку агрессии у ребенка. Это значит, что такая компетенция должна быть у семьи сформирована – приемные профессиональные родители должны понимать, из-за чего бывает агрессия у ребенка, отличить ее проявления от проявлений, к примеру, боли. И этому надо научить.

Профессиональный родитель – это не просто здоровый любящий детей человек, сумевший собрать все справки, прошедший обязательную школу приемных родителей, это человек специально подготовленный, у которого сформированы определенные профессиональные компетенции.

- И все же, разве недостаточно, если человек вырастил сам успешно своих собственных детей и умеет просто любить?

– Любовь к своему родному ребенку может просто нивелировать какие-то проблемы, что называется «побеждать все». Мы же говорим о случаях, когда ребенок, оказавшийся в тяжелой жизненной ситуации, не кровный ребенок профессионального родителя, зачастую травмированный ребенок попадает в профессиональную семью. Масса тяжелых событий уже случилась у такого ребенка и нельзя допустить, чтобы размещение его в семью стало еще одной травмирующей ситуацией.

- А каким компетенциям, каким особым знаниям вы обучаете профессиональные семьи?

– Одна из базовых компетенций профессиональной семьи – это определять потребности ребенка в данный момент и действовать в его интересах. Это непросто. Мы также делим семьи по цели размещения туда ребенка. Например, «профессиональная диагностическая семья». Вот такой приведу пример: приемная мама 11-летнего ребенка приходит в опеку и говорит, что готова отдать ребенка, что просто не может больше. А ребенок с ней прожил полжизни, мамой называет. Она на все расспросы в опеке говорит: «Не могу, не могу и все». Что делать? Понятно, что в ситуации надо разбираться, ребенок с мамой вместе жить пока не могут, но для этого не нужно ребенка отправлять в приют, в больницу или в детдом. У нас есть профессиональные семьи, где будет параллельно идти работа и с ребенком, и с мамой, где будет дан ответ на то, что же в их отношениях сломалось или так и не построилось, где максимально будет сделано все, чтобы сохранить семью.

Пока в наших проектах все размещения детей приносили положительный эффект: дети, попадавшие в диагностическую семью, возвращались в прежнюю семью, отношения налаживались. Профессиональная диагностическая семья хорошо работает и в тех случаях, когда мы размещаем ребенка из семьи, где мама или оба родителя – выпускники детских домов. Мы учим маму формировать и формулировать свои чувства к ребенку: «Ты соскучилась, ты хочешь дать тепло, ты понимаешь, что ребенок – твой самый близкий человек». Пока ребенок в профессиональной семье, он от кровной мамы не изолирован.

Есть еще профессиональные терапевтические семьи. Туда мы размещаем детей, переживших горе, травмирующее событие. В таких семьях знают, как разговаривать с детьми об утрате, понимают, что ребенку в таком состоянии нужна ежесекундная поддержка, которую не сможет дать ни один психолог в детском доме или приюте.

Есть у нас семьи, прошедшие специальную подготовку и «заточенные» для принятия детей с особыми потребностями. Есть семьи, которые принимают грудничков, детишек первого года жизни – это совершенно особое труднейшее дело, ведь для младенца важен первый контакт со взрослым человеком, ему важно не быть одному, чувствовать тепло и любовь – эти первые месяцы жизни во многом определяют последующую жизнь человека.

Особо скажу о семьях, которые готовы принимать подростков, когда надо уметь устанавливать границы, находить общий язык с такими ребятами. Специализаций много. Мы, например, никогда не разлучаем сиблингов – братьев и сестер, размещаем их всегда в одну профессиональную семью.

Очень важно, чтобы сама профессиональная семья поняла, в чем она может быть сильна. Ведь многие люди, даже прошедшие школу приемных родителей, боятся: а с какими особенностями или проблемами к ним попадет ребенок? А вдруг они устанут, их ресурса не хватит на долгие годы? И мы пытаемся понять, каковы ресурсы у каждой семьи. Вот здесь, например, готовы взять ребенка на полгода, а в этой семье лучше всего получается с новорожденными, тут прекрасно понимают подростков и т.д. Мы видим плюсы в том, что люди не боятся рассказать о своих страхах и опасениях, осознают, что они могут, а что – нет.

Я боюсь, когда начинают утверждать, что возьмут любого ребенка или «пусть у меня будет семья сплошь из «солнечных деток» – детей с синдромом Дауна». Утверждающие это люди просто неадекватно оценивают свои возможности.

- Как решаются юридические проблемы, когда ребенка надо разместить в профессиональную семью? И как это делается практически?

– Изъятие из кровной семьи – это мера крайняя, но вот если в семье – кровной или приемной – есть сложности, то таким семьям предлагается самая разная помощь в виде социальных услуг, в том числе и социальная услуга «размещение ребенка в профессиональную семью». В реестрах социальных услуг в разных регионах это просто по-разному называется. Конечно, к нам напрямую семья не обращается – мы негосударственная организация. Но мы сотрудничаем с муниципалами, с опеками, в Ленинградской области – с районными администрациями.

Обычно нам звонят из опеки, говорят, что есть семья, у которой проблемы и нужна наша помощь. Например, в семье трое детей, маму увезли в больницу, она там пробудет долго, оставить детей не с кем, но мама готова написать заявление на социальную услугу размещения детей в профессиональную семью. Социальную услугу мы оказывать можем.

- Как люди становятся профессиональными родителями?

– Для меня это стало открытием. Оказалось, что очень многим небезразличны судьбы тех, кто рядом. И не только детей, но и взрослых из кризисных семей. Если составить портрет тех, кто к нам приходит, чтобы научиться стать профессиональными родителями, то это психологически зрелые люди, супруги с успешным опытом воспитания собственных детей, которые хотят научиться новому и эти новые знания принесут им радость. Эти люди счастливы от того, что у них получается уложить спать малыша, найти нужное слово для подростка в трудной ситуации.

Все они проходят школу приемных родителей – это аксиома, а дальше у нас выбирают разные курсы. Например, тем, в чьи семьи размещают детей с особыми потребностями, надо обязательно прослушать 72-часовой рассчитанный на 2, 5 месяца курс с занятиями по этой теме. Про подростков – отдельный курс, про новорожденных – тоже. Есть специальные семинары. Например, про ВИЧ-положительных детей, их у нас читают специалисты Республиканской клинической инфекционной больницы в Усть-Ижоре, у которых огромный опыт по лечению и социализации отказных малышей с ВИЧ. Профессиональные родители узнают и об АРВТ-терапии, и учатся, как объяснить ребенку, что с ним, собственно, такое, почему он должен принимать лекарства.

-На спасение одной семьи обычно «завязано» так много людей и ресурсов, кто помогает вам?

– Мы работаем в связке с опекой, с общественными организациями – с Фондом укрепления семьи, с «Теплым домом» – в городе и области, с приютами. От нас дети в сиротские учреждения не уходят. Если кровные родители никак не могут продолжать растить ребенка сами, мы ищем родных, бабушек ищем. Поддерживаем эти семьи.

-Сколько стоит подготовка профессиональной семьи?

– В каждой группе слушателей у нас не больше 10 человек. Стоимость 72-часового курса на одного человека – 10 тысяч рублей. Подготовить десять человек – сто тысяч. Это работа тренеров, приглашенных специалистов, это выходы в семьи.

- И какова оплата профессиональной семьи?

– В профессиональной семье зарплату получает один из родителей. Это 38 тысяч рублей. Если в семью размещают братьев и сестер – а мы никогда детей не разлучаем, то зарплата чуть увеличивается. Еще нужны расходы на одежду, специальное питание и средства ухода для маленьких детей – эти расходы тоже несет наша организация. Как минимум, это 10 тысяч в месяц на ребенка.

И все равно все эти деньги – меньше тех, которые из бюджета тратятся на дома ребенка, интернаты. И семья для ребенка лучше, чем палата в больнице, доме ребенка или комната с койкой в детском доме.

Средства на программы «Передышка», «Дорога к маме», программу для подростков «Шаг в будущее» мы получаем в виде государственных субсидий, пишем заявки на гранты – куда можем, иногда получаем, часть денег – это наши собственные средства за счет образовательных услуг. По проекту «Передышка» у нас обучено 200 семьей, ежемесячно работают 45-46. По кризисному размещению подростков и младенцев в профессиональные семьи у нас сейчас работают 15 профессиональных семей, но проучено больше.

Все упирается в ресурсы, потому что потребность в размещении детей есть. Но надо понимать, что чем больше профессиональных семей, тем и сотрудников системы сопровождения больше: надо контролировать, помогать решать самые разные вопросы кризисной семьи, надо быть в круглосуточном контакте с кризисной и профессиональной семьей. Поэтому мы обращаемся с просьбой о помощи – о регулярных небольших ежемесячных пожертвованиях на проект от обычных граждан.

Пожертвовать каждый месяц по 100-200 рублей – это для семейной экономики не страшно. Но если таких жертвователей будут сотни, мы сможем помочь сохранить еще больше семей, вытащить людей из тяжелых ситуаций.

Более подробно о деятельности организации, а так же о том, как помочь программе «Обратно к маме», на сайте АНО «Партнерство каждому ребенку» – http://www.p4ec.ru/.

Галина Артеменко,

«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Подписывайтесь на канал "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

добавить комментарий
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.
комментарии пользователей (0)
СМИ2
MarketGid News
Infox
24СМИ. Агрегатор
Lentainform